6,7 млрд долларов за десять лет – таков объем содействия Российской Федерации государствам Центральной Азии. Цифры, озвученные российским министром Сергеем Лавровым - более 4 млрд долларов безвозмездной финансовой помощи на двусторонней основе, свыше 570 млн долларов по линии ООН, более 1,3 млрд долларов по линии Всемирного банка и других структур, а также свыше 592,3 млн долларов по линии ЕАЭС (из взноса России в Евразийский фонд стабилизации и развития). В фокусе российского внимания - сокращение нищеты и бедности в регионе, развитие сферы здравоохранения, образования, экологии, продовольственная безопасность, а также финансирование более десятка крупных проектов.

В конце марта этого года в Таджикистане был сдан в эксплуатацию ряд объектов различного назначения. Среди них - новые мощности предприятия по переработке фруктов ООО «Баракат-Исфара», построенное и оснащенное современным оборудованием при инвестировании российских предпринимателей, вклад которых составил 97%.

Расположенное на территории общей площадью 2,4 гектара «Баракат-Исфара», кроме производственной, включает в себя так же складскую и логистическую базы.

Фабрика производит широкий ассортимент сухофруктов: курагу, компотные смеси, резаные сухофрукты, сушеные яблоки и шиповник и др. Продукция изготавливается из сырья, выращенного в экологически чистом районе без использования консервантов.

На строительство и налаживание деятельности предприятия было вложено 3 млн долларов (приблизительно 24 млн сомони по курсу НБТ на момент строительства и сдачи в эксплуатацию). Страны основного экспорта фабричных сухофруктов - Российская Федерация, Казахстан, Европейский Союз и США. На «Баракат-Исфара» трудятся 70 человек, 65 из которых женщины, а в сезонные месяцы в производственный процесс привлекается до 170 человек. Заработная плата рабочих в зависимости от сезона составляет от 700 до 2000 сомони (по курсу нацбанка РТ приблизительно от 5000 до 14000 рос. рублей). Оборудование для предприятия закуплено в России и Турции, а его продукция полностью отвечает мировым стандартам.

По общему объему вложенных в экономику Таджикистана прямых инвестиций за 2016 год (данные на 3 квартал года) Российская Федерация, долгое время занимавшая лидирующие позиции, уступила это место Китаю – по сведениям Государственного комитета по инвестициям и управлению госимуществом Таджикистана они составили 985,6 млн долларов против китайских 1 млрд 16 млн долларов (годовые итоги объявляются в конце первого квартала). В частности же, за 9 месяцев 2016 года прямых инвестиций из КНР поступило около 255 млн долларов, что составило 71,8% от общего количества, а из РФ - 35 млн долларов (9,9%).

Среди основных отраслей инвестиционного сотрудничества между Таджикистаном и Россией энергетическая сфера, разработка и освоение нефтегазовых месторождений, развитие сети современных автозаправочных комплексов, а также телекоммуникационный бизнес.

В числе новых проектов двустороннего взаимодействия - организация сборки троллейбусов «Тролза» в Душанбе и их последующее внедрение в другие города республики, поставка для нужд таджикской столицы автобусов марки «ЛИАЗ» и «ПАЗ» (ООО «Русские Автобусы - Группа ГАЗ»), поставки для нужд столичных предприятий окрасочного оборудования (ООО «Генезис»), поставки комбайнов «Ростсельмаш», а также открытие в столице республики офиса российской строительной компании «Возрождение-Таджикистан» и реализация пилотного проекта по присоединению республики к российской навигационной системе «ЭРА-ГЛОНАСС». Кроме этого, в 2016 г. в Душанбе были открыты фитнес-центр X-FIT, с проектной стоимостью в 10 млн долларов, а также кафе «Шоколадница».

Из наиболее перспективных сфер прямого торгово-экономического сотрудничества можно назвать легкую и пищевую промышленность, создание СП с полным циклом переработки хлопковолокна, поставки в Таджикистан российского сельхозоборудования и технологий, водное и сельское хозяйство, коммуникации и туризм.

«Россия также остается важным участником международной деятельности по оказанию гуманитарной помощи нуждающимся государствам Центральной Азии. Объем финансирования, выделяемый нашей страной, в фонд Всемирной продовольственной программы ООН на нужды Таджикистана и Киргизии в 2013-2016 годах составил 65 млн. долларов», - рассказал министр иностранных дел РФ С. Лавров.

Между тем, инвестиционный и бизнес-климат, как для местных предпринимателей, так и для иностранных инвесторов в Таджикистане, по мнению ряда экспертов, остается непривлекательным - частный сектор, местные предприниматели и малый бизнес, немногие иностранные инвесторы, вкладывающие в Таджикистан, находятся под сильным давлением со стороны проверяющих органов, непредсказуемого, слабо прописанного и постоянно меняющегося законодательства, в частности, налогового, что, в свою очередь, создает благодатную почву для интерпретаций. Еще одной проблемой называют реальное отсутствие фундаментального для инвестора условия – защиты права собственности от поглощения и экспроприации. Также в Таджикистане нет равноправной конкурентной среды, и часты случаи, когда наиболее привлекательные сектора экономики и бизнеса монополизированы и контролируются «своими» людьми и структурами.

Жалобы на нескончаемые проверки и большие налоги в республике слышны уже не первый год. Эту проблему отметил и российский посол в Таджикистане Игорь Лякин-Фролов: «Российские инвестиции в Таджикистан сокращаются, и на это есть свои причины: высокие налоговые ставки, особенно в телекоммуникационной сфере. Налоги иногда выше, чем сама выручка». Дипломат также заявил о необходимости создания соответствующих условий для бизнеса и напомнил про сложности с оплатой электроэнергии, выработанной Сангтудинской ГЭС-1: задолженность со стороны ОАХК «Барки Точик» в 729 млн сомони не погашена и «реальных подвижек в решении этого вопроса не наблюдается».

За последние годы инвестиции в Таджикистан пришли в основном из Китая и вкладывались в сектор строительства, текстильной и горнорудной промышленности.

Однако, по мнению независимого экономиста Сафо Рахимова, их не стоит рассматривать в качестве отражения уверенных реформ в создании благоприятного инвестиционного климата, так как они «имеют за собой явные государственные и геополитические интересы, что позволяет игнорировать и обходить преграды к ведению бизнеса». Кроме того, экономист отмечает склонность китайских инвесторов к монополизации рынков и привлечение в основном собственной рабочей силы. Тем не менее, китайские инвесторы также сталкиваются с проблемами неформального давления на бизнес.

На основе индекса Всемирного банка в 2016 году Таджикистан в рейтинге размера налоговой нагрузки на бизнес находится в последней десятке стран. Из-за этого многие зарубежные инвесторы сожалеют о приходе в республику, а высокое налоговое бремя «отпугивает» других потенциальных инвесторов.

«Сложная транспортная логистика, недостаток достоверной информации о возможных коммерческих партнерах, забюрократизированность налогового администрирования при осуществлении внешнеторговых сделок, значительная разница в требованиях национальных законодательств в отношении внешнеторговых операций - все эти моменты затрудняют привлечение российского бизнеса в реализацию крупных инвестиционных проектов на территории Таджикистана», - считает Генеральный консул России в Худжанде Валерий Бондаренко.

При этом он отмечает, что перспективным решением может стать участие Таджикистана в интеграционных проектах на постсоветском пространстве, предполагающее введение единых норм и требований. В этой связи Бондаренко упомянул ратификацию Таджикистаном в декабре 2015 года договора о создании зоны свободной торговли СНГ, предусматривающее свободное передвижение товаров, капиталов и услуг, а также упрощение процедуры взаимной торговли.

Генконсул акцентировал внимание на том, что российская сторона заинтересована в увеличении поставок таджикских овощей и фруктов на свой рынок: «В связи с действующими в отношении России западными санкциями, российские рынки открыты для таджикской продукции. На примере Согдийской области хотел бы отметить готовность руководства региона «завоевывать» российские региональные рынки. Однако в республике необходимо на должном уровне выстроить логистику и транспортировку».

На проблемы, существующие в инвестиционной и бизнес-сферах республики, обратил внимание и президент Таджикистана Эмомали Рахмон, поручивший в ходе прошлогоднего обращения к парламенту, соответствующим министерствам и ведомствам проработать вопросы улучшения инвестиционного климата в стране.

Марина Рожкина (Душанбе)

Поделиться: