Информационно-аналитический центр

«евразия-поволжье»

При поддержке Фонда президентских грантов

 

 

 

 

Аршинов Ю.Е., Лапенко М.В., Мергалиева Л.И.,

Сажнов А.Н., Примбетова С.Ч., Тлесова А.Б., Цыплин В.Г.

 

 

 

 

Возможности и вызовы опережающего развития регионов Россиии Казахстана

 

Аналитический доклад

 

 

 

 

Саратов, 2018


УДК 327(470+571_574)

ББК 66.4(2Рос)+66.4.(5Каз)

В 64

 

 

Возможности и вызовы опережающего развития регионов России и Казахстана. Аналитический доклад / Аршинов Ю.Е., Лапенко М.В., Мергалиева Л.И., Сажнов А.Н., Примбетова С.Ч., Тлесова А.Б., Цыплин В.Г. Саратов: Информационно-аналитический центр «Евразия-Поволжье»,  2018.  – с. 92.

 

ISBN 978-5-6040332-1-0

Аналитический доклад подготовлен в рамках реализации социально значимого проекта «IQ-клуб России и Казахстана: развитие экспертного диалога приграничных регионов Евразийского экономического союза». Основными целями проекта являются: формирование новой экспертной и информационной среды на центральном и региональном уровнях взаимодействия России и Казахстана, объективный анализ интеграционных процессов в евразийском регионе, активизация социальных коммуникаций между гражданскими обществами приграничных регионов России и Казахстана. В докладе анализируются состояние и перспективы регионального развития, рассматриваются возможности и вызовы опережающего развития регионов России и Казахстана.

 

УДК 327(470+571_574)

ББК 66.4(2Рос)+66.4.(5Каз)

В 64

 

ISBN 978-5-6040332-1-0

 

© Информационно-аналитический центр

«Евразия-Поволжье», 2018


 

 

СОДЕРЖАНИЕ

 

 

Введение                                                                                              С. 4

1.                Общая характеристика регионального развития России и Казахстана                                                                                                С. 7

2.                Межрегиональное и приграничное сотрудничество России и Казахстана                                                                                          С. 21

3.                Развитие евразийской интеграции и потенциал развития регионов России и Казахстана                                                          С. 29

4.                Проблемы и перспективы развития казахстанских компаний в условиях ЕАЭС                                                              С. 59

5.                Основные вызовы развития регионов России и Казахстана на современном этапе                                                                         С. 71

Заключение                                                                                   С. 84

 

 


 

Введение

Межрегиональный диалог России и Казахстан носит устойчивый и динамичный характер. В условиях эволюции евразийской интеграции и Евразийского экономического союза – партнёрство РФ-РК это уже не просто двусторонние отношения – это взаимоотношения интеграционного ядра, которые таргетируют тренды долгосрочного развития ЕАЭС.

Особую роль в этих отношениях играет межрегиональное сотрудничество. Общая протяженность государственной границы России с Казахстаном достигает 7598,6 км. Следовательно, приграничный формат взаимодействия имеет особую актуальность и перспективы для дальнейшего сближения государств в целом, строительства общих интеграционных образований. Особенно, в свете отмены таможенного контроля, формирования общего рынка «товаров, услуг, капиталов и рабочей силы», перспектив построения общей транспортно-логичестической системы, общего энергетического рынка и цифровой повестки.

Активизация региональной интеграции в значительной степени повышает роль регионов, приводит к созданию новых форматов приграничного, межрегионального и трансграничного сотрудничества.

В 2017 году в экономической жизни России произошло изменение тренда – двухлетний период спада сменился ростом. Согласно оперативной оценке Росстата, увеличение ВВП составило 1,5%. За последние годы более высокий результат был получен в 2013 году. В региональном разрезе также произошли позитивные изменения. Данные за январь – ноябрь 2017 г. свидетельствуют о том, что количество регионов с положительной динамикой показателей выросло. Так, число регионов, продемонстрировавших рост промышленного производства за 11 месяцев 2017 года, выросло с 61 до 70.

Евразийская интеграция развивается в условиях жесткой международной конкуренции и агрессивной внешней среды. Страны Евразийского союза вошли в 2018 год с минимальным продвижением по ключевым интеграционным направлениям, но ситуацию удалось улучшить. Взаимная торговля после двухгодичного падения, наконец, оттолкнулась от «дна» — прирост за январь – октябрь 2017 г. составил более 25%.

Как показывает практика, взаимопроникновение хозяйственно-экономической и социально-культурной деятельности наиболее активно протекает на межрегиональном уровне. Более того, по мнению В.И. Шкромады, приграничное сотрудничество является первостепенным компонентом межгосударственной интеграции, отражающим ее темпы и состояние в целом[1]. Данное обстоятельство обуславливает актуальность исследования тенденций, наблюдаемых в вопросах приграничного сотрудничества России и Казахстана, а также способов повышения его эффективности с использованием ресурса общественных организаций и иных гражданских объединений.

Важнейшей задачей приграничного сотрудничества России и Казахстана является обеспечение устойчивого экономического роста при сближении показателей социально-экономического развития сотрудничающих регионов. Л.Б. Вардомский определяет такую модель, как институциональную или партнерскую модель сотрудничества[2]. Однако, учитывая разный уровень экономического развития, состояние законодательства отдельных стран и особенности культуры (в том числе политической), реализация на практике такой модели представляет собой весьма сложную задачу.

Целью авторов данного исследования являлась выработка региональной экономической повестки в контексте реализации задач Евразийского экономического союза в 2018 году.

Задачи, решаемые в ходе разработки заданной темы межрегионального партнёрства РФ и РК:

– анализ председательства России в ЕАЭС и экономической повестки объединения на среднесрочную перспективу;

– обобщение имеющихся данных в отношении региональной экономической кооперации в контексте приграничного сотрудничества и формирование повестки партнёрства гражданского сектора и деловых операторов при решении задач межрегионального партнёрства двух стран.

Апробация аналитического доклада «Возможности и вызовы опережающего развития регионов России и Казахстана» состоится на тематическом заседании «Российско-Казахстанского экспертного IQ-клуба» («Евразийская интеграция и модернизация экономики как основа роста конкурентоспособности стран-ЕАЭС») 27 марта 2018 года, в г. Уральск (Республика Казахстан).


 

Общая характеристика регионального развития России и Казахстана

Региональное развитие Российской Федерации

Основными факторами, определяющими региональное развитие России, являются:

- федеративное устройство РФ, самостоятельное осуществление органами государственной власти субъектов России и органами местного самоуправления своих полномочий,

- размер территории России, протяженность ее границ и количество приграничных государств,

- географические, природно-климатические, демографические и социентальные особенности регионов,

- существенная дифференциация социально-экономического развития регионов, неравномерность распределения населения и производственных мощностей,

- уровень развития транспортно-логистической системы (в основном низкий по большинству регионов), высокая степень износа производственной инфраструктуры,

- эффективность или неэффективность региональной власти.

Среди субъектов Российской Федерации можно выделить несколько основных центров регионального развития. Прежде всего, это Московская и Санкт-Петербургская городские агломерации. При этом инновационный и социально ориентированный путь развития предполагает многополярное развитие территории всей страны и формирование новых зон опережающего развития. Постепенно конфигурация пространственного развития России становится более разнообразной, не привязанной жестко к сложившимся энерго-сырьевым зонам и финансовым центрам, появляются новые центры инновационного роста, опирающиеся на концентрацию человеческого и технологического потенциала.

Развитие центральной части России связано с расширением зоны опережающего экономического роста за пределы Московской городской агломерации. Расширение сети высокоскоростных магистралей создает условия для формирования в структуре столичного региона новых научно-инновационных центров (наукоградов), таких как г. Дубны, Черноголовка, Зеленоград, Троицк, Протвино, Королев и Обнинск. Развитие московского логистического узла, международных магистральных транспортных коридоров, связывающих российские регионы со столицей, обеспечивает снижение транспортных издержек и рост инвестиций в обрабатывающие производства, ориентированные на столичный рынок сбыта, а также повышает трудовую мобильность населения.

Развитие Северо-Западного региона определяется экономическим и инновационным потенциалом Санкт-Петербургской городской агломерации, выходом к важнейшим морским коммуникациям, наличием ресурсной базы для топливной, металлургической, химической  и других отраслей.

Развитие юга России основано на использовании благоприятных природно-климатических условий для сельского хозяйства, высокого рекреационного потенциала, транзитного приморского положения, а также значительных демографических ресурсов.

Экономическое развитие Приволжского федерального округа опирается на модернизацию крупного промышленного потенциала региона и развитие сельского хозяйства.

Развитие Уральского федерального округа определяется формированием нефтегазохимического кластера на базе нефте- и газодобычи, развитием глубокой переработки сырья, развитием деловых, инновационных, образовательных и других услуг в крупных городских агломерациях Урала.

Долгосрочное развитие Сибири и Дальнего Востока опирается на высокую обеспеченностью природными ресурсами, выгодное географическое положение и близость к рынкам стран Азиатско-Тихоокеанского региона. Инновационность развития для восточных регионов реализуется путем эффективного использования природных ресурсов, в частности, путем более глубокой их переработки в существующих центрах индустриального роста и создания таких новых центров на слабоосвоенных территориях. Основное развитие получают индустриальные центры Сибири и Дальнего Востока, специализирующиеся на глубокой переработке полезных ископаемых, металлургии, химии и нефтехимии, в том числе Красноярская, Иркутская и Хабаровская агломерации (Новосибирск, Томск и Омск), а лесные ресурсы Сибири и Дальнего Востока составят сырьевую базу для формирования в них лесопромышленных кластеров.

При этом дифференциация социально-экономического развития регионов зависит не только от природно-климатических условий, географического положения и наличия ресурсов, но и также от степени эффективности проводимой в том или ином регионе социально-экономической политики.

Несмотря на то, что в ряде регионов влияние этого фактора не способно в корне переломить ситуацию, тем не менее, есть примеры того, как благодаря действиям губернатора или администрации регион из депрессивного превращался в инвестиционно-привлекательный и демонстрировал высокие экономические показатели.

Для выявления места регионов в общероссийской экономике в России регулярно составляются рейтинги регионального развития. Одним из таких рейтингов является «Рейтинг социально-экономического положения субъектов РФ», составляемый экспертами Рейтингового агентства «РИА Рейтинг» медиагруппы МИА «Россия сегодня» на основе анализа ключевых показателей регионального развития.

Актуальность рейтинга определяется необходимостью повышения информационной прозрачности субъектов РФ, а также востребованностью информации о реальном положении дел в регионах и диспропорциях в региональном развитии со стороны местных властей, федеральных органов власти, бизнеса. Данный тип рейтинга составляется с 2011 года и позволяет не только провести сравнительный анализ регионального социально-экономического развития, но и выявить динамику. Каждая группа показателей включает ряд количественных индикаторов, данные по которым доступны на официальных сайтах Росстата, Минфина РФ и Федерального казначейства.

В 2015-2016 гг. лидеры и аутсайдеры рейтинга социально-экономического положения регионов РФ в основном сохранили свои позиции. Первые места по-прежнему занимают Москва и Санкт-Петербург. За ними следуют Ханты-Мансийский автономный округ – Югра, Московская область и Республика Татарстан. Прочная фундаментальная экономическая база позволяет данным регионам удерживать высокие места по большинству показателей, которые входят в расчет рейтинга[3].

«РИА Рейтинг» составляет и ряд других рейтингов регионального развития: «Рейтинг регионов РФ по качеству жизни»,  «Рейтинг регионов РФ по уровню долговой нагрузки» и другие.

«Рейтинг регионов РФ по качеству жизни» строится на основе комплексного учета различных показателей, фиксирующих фактическое состояние тех или иных аспектов условий жизни, ситуации в социальной сфере. На основе 72 индикаторов рассчитывается рейтинговый балл, который выступает в качестве оценки межрегиональных различий и критерия ранжирования регионов[4].

«Рейтинг регионов РФ по уровню долговой нагрузки» анализирует отношение государственного долга субъекта РФ к налоговым и неналоговым доходам бюджета[5].

Институт статистических исследований и экономики знаний НИУ ВШЭ выпускает «Рейтинг инновационного развития субъектов РФ». В пятом выпуске рейтинга исследователи проранжировали 85 регионов по величине интегрального показателя российского регионального инновационного индекса (РРИИ) и рассчитали индекс готовности регионов к будущему[6].

В основе рейтинговых оценок лежит оригинальная система количественных и качественных показателей инновационного развития регионов РФ, которая опирается на результаты многолетних исследований НИУ ВШЭ и отвечает современным статистическим стандартам, применяемым как в российской государственной статистике, так и в практике ведущих зарубежных стран и международных организаций (ОЭСР, Евростата и др.). В ее состав также интегрированы индикаторы, используемые в аналогичных разработках Европейской комиссии (Regional Innovation Scoreboard).

Развитие регионов во многом зависит от социально-экономического развития Российской Федерации в целом и от проводимой государством региональной политики.

Основополагающим долгосрочным стратегическим документом по экономическому развитию Российской Федерации является Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 г.[7]. В ней, в частности, подчеркивается, что государственная региональная политика направлена на обеспечение сбалансированного социально-экономического развития субъектов Российской Федерации, сокращение уровня межрегиональной дифференциации в социально-экономическом состоянии регионов и качестве жизни.

Обеспечение сбалансированного социально-экономического развития регионов требует синхронизации таких направлений региональной политики, как:

·                     стимулирование экономического развития путем создания новых центров экономического роста в регионах на основе конкурентных преимуществ;

·                     координация инфраструктурных инвестиций государства и инвестиционных стратегий бизнеса в регионах с учетом приоритетов пространственного развития и ресурсных ограничений, в том числе демографических;

·                     сокращение дифференциации в уровне и качестве жизни населения в регионах с помощью эффективных механизмов социальной и бюджетной политики.

Инновационное и социальное направления долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации будет проявляются в следующих направлениях:

развитие научно-технического и образовательного потенциала крупных агломераций с высоким качеством жизни и человеческим потенциалом, динамичной инновационной и образовательной инфраструктурой;

формирование территориально-производственных кластеров (не менее 6 - 8), ориентированных на высокотехнологичные производства в приоритетных отраслях экономики;

формирование территориально-производственных кластеров на слабоосвоенных территориях, ориентированных на глубокую переработку сырья и производство энергии с использованием современных технологий;

создание и развитие туристско-рекреационных зон с высоким уровнем оказания услуг сервиса на территориях с уникальными природно-климатическими условиями;

развитие крупных транспортно-логистических и производственных узлов в рамках формирования опорной национальной транспортной сети, обладающей необходимым потенциалом пропускной способности и обеспечивающей целостную взаимосвязь центров экономического роста, с постепенной ее интеграцией в мировые транспортные системы;

значительное снижение межрегиональной и внутрирегиональной дифференциации в уровне жизни и доходах граждан, конвергенция уровня жизни между столичными регионами и провинцией, крупными и малыми городами, городской и сельской местностью;

сохранение культурного многообразия, традиционного уклада жизни и занятости коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока[8].

16 января 2017 г. Указом Президента Российской Федерации были утверждены Основы государственной политики регионального развития Российской Федерация на период до 2025 года[9]. Данный концептуальный документ по региональному развитию заменил собой утративший силу Указ Президента Российской Федерации от 3 июня 1996 г. «Об Основных положениях региональной политики в Российской Федерации». В нем определены принципы, цели, приоритетные задачи и механизмы реализации государственной политики регионального развития России.

Государственная политика России в сфере регионального развития направлена на сохранение территориальной целостности государства, повышение уровня жизни, обеспечение равных возможностей граждан РФ на территории всей страны, дифференцированный подход к оказанию государственной поддержки регионам в зависимости от их социально-экономического развития, обеспечение устойчивого развития регионов и повышение их конкурентоспособности на мировом рынке.

Для реализации данных целей предусмотрено решение следующих задач: инфраструктурное обеспечение пространственного развития экономики и социальной сферы на региональной уровне, привлечение частных инвестиций в негосударственный сектор российских регионов, совершенствование механизмов внутренней и внешней миграции с учетом потребностей регионов, стимулирование субъектов РФ к наращиванию собственного экономического потенциала, оптимизация соотношения федеральных и региональных полномочий в сфере развития регионов.

По итогам реализации данной программы ожидается сокращение различий в уровне развития российских регионов, конвергенция уровня развития сельской и городской местности, достижение необходимого уровня развития транспортно-логической инфраструктуры, повышение уровня благосостояния граждан и степени доверия к региональной власти[10].

26 июля 2017 г. в России принят Федеральный закон № 179 «Об основах приграничного сотрудничества», который регулирует отношения,  возникающие в связи с осуществлением приграничного  сотрудничества, определяет основные принципы, задачи и направления  приграничного сотрудничества,  а  также полномочия субъектов  приграничного сотрудничества Российской Федерации.

Основная функция развития регионов относится к сфере деятельности Министерства экономического развития Российской Федерации (до 08.09.2014 это сфера деятельности Министерства регионального развития Российской Федерации[11]). Департамент регионального развития Минэкономразвития РФ занимается выработкой государственной политики и нормативно-правового регулирования в области социально-экономического развития субъектов России  и муниципальных образований.

Департамент координирует деятельность органов государственной власти субъектов по обеспечению стабильного развития закрытых административно-территориальных образований, монопрофильных населенных пунктов, территорий опережающего социально-экономического развития (за исключение ТОР на Дальнем Востоке), особых экономических зон, а также в сфере социально-экономического развития районов Крайнего Севера и Арктики.

С целью привлечения инвестиций в экономику регионов, разработки региональной инвестиционной политики, федеральных целевых и региональных программ развития субъектов Российской Федерации в 1995 году – был основан Международный Фонд Развития Регионов с 2002 г. – Международный Центр Развития Регионов. Центр принимает участие в разработке федеральных целевых программ, Программы развития наукоградов Российской Федерации, программы и стратегии социально-экономического развития муниципальных образовании, работает над улучшением управления социально-экономическим развитием регионов[12].

Региональное развитие Республики Казахстан

Казахстан занимает обширную территорию, по этой причине возникают проблемы территориальной организации национальной экономики по рациональному региональному размещению производительных сил и совершенствованию организационно-экономических связей между ними.

На территориальную организацию большое влияние оказывают разнообразие природных условий, наличие природных ресурсов и их размещение, а также геополитическое положение страны. Существенную роль играют наличие исторически сложившегося накопленного производственного аппарата, его структура, а также моральное и физическое его состояние. Влияют и наличие трудовых ресурсов с их половозрастной структурой, квалификацией и опытом, а также социально-экономические задачи, стоящие перед республикой и его регионами на данном этапе и в перспективе.

Экономическая реформа, проводимая в Казахстане на современном этапе, выдвигает новые кардинальные требования к территориальной организации экономики по формированию хозяйственных субъектов и крупных комплексов в каждом его регионе.

При этом сохраняется серьезная дифференциация в уровне социально-экономического развития регионов Казахстана, растущий разрыв в ряде регионов, включая сырьедобывающие, в уровне жизни городского и сельского населения; отставание регионов по основным показателям уровня жизни от среднего республиканского уровня.

Безусловные лидеры и  центры развития это г. Астана и г. Алматы. Далее можно выделить три группы казахстанских регионов.

Первая группа —моноотраслевые области, в которых предприятия одной отрасли производят свыше 50 % всего объема регионального промышленного производства — Атырауская, Актюбинская, Западно-Казахстанская, Кызылординская и Мангистауская, Карагандинская, Южно-Казахстанская область.

Вторая группа —хорошо диверсифицированные области, в которых относительно равномерно представлены все отрасли промышленности — Актюбинская, Восточно-Казахстанская, Костанайская, Павлодарская.

Третья группа— слабо диверсифицированные области или аграрно-промышленные — Северо-Казахстанская, Акмолинская, Алматинская, Жамбылская и Южно-Казахстанская. Данные регионы преимущественно аграрные, переработка сельскохозяйственных продуктов занимает от 20 до 45 % промышленного производства.

Задачи модернизации и ускоренного развития Казахстана (в том числе в региональном измерении) ставились в Стратегиях долгосрочного развития Казахстана – «Стратегия-2030» и «Стратегия-2050», Государственной программе по форсированному индустриально-инновационному развитию Республики Казахстан на 2010–2014 гг., в Послании Президента Республики Казахстан народу Казахстана «НҰРЛЫ ЖОЛ — путь в будущее»[13]

Кроме того, на разных этапах принимались специализированные программы регионального развития. Так, уже в 1996 г. Правительство Республики Казахстан утвердило первую Концепцию региональной политики, а в декабре 2001 г. (Постановление № 1598) — вторая, доработанная Концепция региональной политики Республики Казахстан на 2002–2006 гг.

Стратегия территориального развития Республики Казахстан до 2015 г. была утвержденная в 2006 г. и предполагала переход от политики выравнивания региональных различий к политике формирования и всемерной государственной поддержки «полюсов роста», способных стать «локомотивом» подъема всей экономики территории.

21 июля 2011 г. была утверждена Прогнозная схема территориально-пространственного развития страны до 2020 г. Программа «Развитие регионов».Цель Программы – решение актуальных социально-экономических  проблем регионов на перспективу.

 

Задачи Программы:

·                     выявление системных проблем и факторов, ограничивающих социально-экономическое развитие регионов, и выработка эффективного механизма действий местных исполнительных органов для их устранения;

·                     формирование долгосрочных центров экономического роста,   интегрированных с региональными  и  мировыми  рынками,  через  приоритетное  развитие  агломераций  с  центрами в гг. Астана, Алматы, Шымкент, Актобе и Актау;

Одним из механизмов Прогнозной схемы территориально- пространственного развития страны до 2020 г. стала Программа развития регионов до 2020 г., разработанная в рамках реализации Послания Президента Республики Казахстан народу Казахстана «Стратегия «Казахстан – 2050»: новый политический курс состоявшегося государства».

С учетом новых задач, поставленных Президентом Казахстана, необходимо модернизировать всю систему регионального развития на современных принципах:

необходимо создание благоприятных условий для жизнедеятельности населения страны посредством динамичного развития регионов;

обеспечение роста реального валового регионального продукта;

 увеличение выпуска продукции малого и среднего бизнеса;

 совершенствование государственного регулирования в области региональной политики

повышение роли институтов стратегического планирования государства, регионов, общественных объединений, бизнеса и экспертного сообщества.

 

Межрегиональное и приграничное сотрудничество России и Казахстана

 

Развитие региональной интеграции в значительной степени повышает роль регионов, приводит к созданию новых форматов приграничного, межрегионального и трансграничного сотрудничества.

Приграничное сотрудничество является особой формой межгосударственного взаимодействия стран, имеющих общие границы. Главные задачи приграничного сотрудничества – это укрепление отношений между странами через экономические, торговые, культурные, гуманитарные связи приграничных территорий; обеспечение устойчивого развития самих приграничных территорий; стимуляция роста благосостояния населения участвующих в приграничном сотрудничестве регионов. Все это, в конечном счете, создает одну из ключевых основ дружбы, добрососедства между государствами.

В зависимости от характера этих отношений влияние государственных границ на развитие приграничных районов, регионов проявляется в форме таких основных их свойств, как барьерность и контактность. Барьерное обособление подразумевает защиту интересов национальных производителей, потребителей в духе политики государственного протекционизма. А контактность, напротив, выражается в большей открытости границ для перемещения через них людей, товаров, услуг или капиталов.

На реализацию контактной функции влияет ряд факторов. В частности, рамки законодательно-правовой базы стран; развитость межгосударственных экономических и гуманитарных связей; состояние институтов, занимающихся обеспечением двусторонних и многосторонних международных связей (к ним относятся торговые палаты и официальные представительства государств, регионов или посреднические компании и так далее); степень развитости транспортно-логистической инфраструктуры. Также непосредственное влияние на обозначенные процессы оказывает уровень экономического развития самих приграничных территорий, их вовлеченность в международные связи. Соответственно, если приграничные регионы имеют депрессивное состояние экономики, то это не только мешает развитию двухсторонних межгосударственных связей, но и препятствует вхождению страны в процессы глобальной торговли.

По мере развития мировых торговых отношений набирают обороты тенденции перехода к постепенному приспособлению границ под принципы открытой торговли – с понижением тарифных ставок и сокращением нетарифных ограничений. Соотношение барьерности и контактности меняется у ряда стран в различных макрорегионах мира. Согласование интересов государств происходит, в том числе, на площадке Всемирной торговой организации. Тем не менее, следует признать, что контактность границ напрямую зависит от нескольких составляющих, к которым можно отнести социально-культурные связи в приграничье, схожесть их экономических и правовых систем, взаимная культурная и политическая близость. При наличии жестких противоречий в обозначенных рамках контактность уступает место барьерности, значительно усложняющей процессы взаимовыгодной торговли и кооперации народно-хозяйственных систем. И, наоборот, при наличии устойчивых социально-экономических связей и культурного многообразия барьерность в приграничье уходит и появляется контактность, максимально сближающая сами территории, их население.

Бесспорным является тот факт, что приграничное сотрудничество представляет собой важную составляющую межрегионального взаимодействия в наше время. Граница является местом, где пересекается жизнедеятельность социумов государств, особенно заметны многие тенденции межгосударственных связей, происходят внешнеполитические, экономические, гуманитарные контакты. Кроме того, приграничное сотрудничество содействует в решении отдельных сложных вопросов межгосударственных отношений и даже таких, по которым пока нет решений на уровне высшей государственной власти.

В результате распада Советского союза и появления 15 новых государств более половины из 85 федеративных субъектов Российской Федерации получили статус приграничных или прибрежных[14]. В разные периоды на долю приграничных регионов РФ приходится от 40 до 70 % всей внешней торговли.

При этом регионы, находящиеся по периметру границ имеют серьезную дифференциацию по уровню экономического развития, степени активности внешнеэкономической деятельности и вовлеченности в межгосударственные отношения. Так, например, в российско-казахстанском пограничье наиболее развиты и активны, такие регионы РФ, как Новосибирская, Оренбургская, Астраханская, Самарская области, а наименее развиты Саратовская и Волгоградская.

Из западных приграничных регионов России наиболее развитой является Ленинградская область, которая в настоящее время активно реализует Программу приграничного сотрудничества «Россия – Латвия» на период с 2014 по 2020 гг. [15]. Активную внешнеэкономическую деятельность осуществляет и Дальневосточный регион.

В современных экономических условиях повышается не только роль приграничного взаимодействия, но и в целом межрегионального сотрудничества, развитие которого обеспечено принятием комплекса правовых, финансовых, организационных мер на федеральном, региональном и муниципальном уровнях Российской Федерации.

Нормативную базу на федеральном уровне составляют правовые акты, регулирующие общие вопросы межрегионального сотрудничества.

В Указе Президента Российской Федерации «Об основных положениях региональной политики в Российской Федерации» в качестве целей и задач региональной политики определено создание единого экономического пространства, развитие межрегиональных инфраструктурных систем (транспорта, связи, информатики и других)[16].

Общий порядок обеспечения прав и законных интересов субъектов Российской Федерации при установлении и развитии международных и внешнеэкономических связей определены Федеральным законом "О координации международных и внешнеэкономических связей субъектов Российской Федерации" (N 4-ФЗ от 4 января 1999 г.). Закон гласит, что субъекты Российской Федерации обладают правом на осуществление внешнеэкономических связей с субъектами иностранных государств, а также правом на участие в деятельности международных организаций в рамках органов, созданных специально для этой цели[17].

Важная роль межрегионального сотрудничества по отдельным направлениям экономической, культурной, молодежной и информационной политики провозглашается в Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года[18].

Внешнеэкономические связи развивают не только приграничные регионы России, межрегиональные связи с зарубежными партнерами есть практически у всех субъектов Российской Федерации. В зависимости от уровня социально-экономического развития того или иного региона выстраиваются и межрегиональные связи субъектов Российской Федерации и внешних партнеров. При этом, например, Республика Татарстан, не являющаяся приграничным регионом, тем не менее, является лидером в развитии внешнеэкономической деятельности и межрегиональных связей.

С развитием евразийской интеграции повышается роль приграничного сотрудничества, именно приграничные регионы являются точками входа на пути движения товаров, услуг, капитала и рабочей силы.

Например, приграничье России и Казахстана составляют 12 российских и 7 казахстанских регионов, расположенных вдоль одной из самых протяженных в мире (7512 км) сухопутных границ. С началом работы Таможенного союза и Единого экономического пространства ЕврАзЭС эти регионы получили дополнительные стимулы для развития за счет снятия таможенных и некоторых других ограничений на границе. В 2010 -2012 гг. увеличился товарооборот приграничных регионов, наблюдался рост числа совместных кампаний, увеличились инвестиции из России в Казахстан и из Казахстана в Россию[19].

С началом деятельности Евразийского экономического союза изменяются и условиях внешнеэкономической деятельности субъектов РФ, начинается новый этап в развитии приграничного и межрегионального сотрудничества. В рамках ЕАЭС пока не выработана общая Концепция развития приграничных регионов, как это сделано, например, в рамках СНГ[20]. Однако принятие нового Таможенного кодекса ЕАЭС, задача создания общего рынка товаров, услуг, рабочей силы и капитала непосредственно влияют на развитие приграничного и межрегионального сотрудничества.

Дальнейшая перспектива реализации среднесрочных задач ЕАЭС, в частности, реализация стратегии Евразийского экономического союза до 2030 года, достижение ключевых точек роста ЕАЭС к 2025 году, таких как запуск цифровой экономики, создание общей транспортно-логической системы, начало работы общего энергетического рынка и, финансового центра (при благоприятной конъюнктуре), создают в евразийском регионе абсолютно новые условия для развития приграничного и межрегионального сотрудничества. Кроме того, Евразийский экономический союз проводит активную деятельность по выстраиванию внешний связей и устойчивых форматов взаимодействия с другими интеграционными группировками. Поэтому развитие широкого сотрудничества в рамках «интеграции интеграций» (формат взаимодействия между ЕС и ЕАЭС) и, «сопряжения» с китайской программой «Один пояс – один путь» могут создать реальные предпосылки для формирования нового формата взаимодействия в рамках Большой Евразии.

Учитывая данную перспективу необходимо уже сейчас адаптировать программы регионального развития к тенденциям построения Большой Евразии и постепенно переходить от приграничного и межрегионального сотрудничества к трансграничному партнерству, которое будет базироваться не только на развитии торговли, через современные высокоскоростные магистрали и новые маршруты доставки грузов, но и на производственной кооперации, на новых совместных проектах в аграрной, промышленной, культурной и образовательной сферах.

Необходимо формирование нового формата взаимодействия регионов в рамках широкого диалога с институциональными и социально-экономическими партнерами. Первый этап – это анализ и мониторинг текущий ситуации, обсуждение потребностей и проблем отдельных регионов, вовлеченных в сотрудничество, выявление потенциальных проектов сотрудничества. Второй этап – это разработка дорожных карт нового транснационального партнерства, в рамках которого необходимо обеспечить соответствие стратегиям и приоритетам национального и регионального развития и в то же время гарантировать удовлетворение интересов и потребностей общества в данном сотрудничестве на местном уровне. Третий этап – это институализации нового партнерства (как вариант создание Ассоциации трансграничного партнерства Большой Евразии) и концептуализации (составление Концепции трансграничного партнерства Большой Евразии, Программы и Плана реализации). Для гарантии вовлечения всех заинтересованных сторон в процесс разработки Программы необходимо формирование Консультативной рабочей группы, включающей широкое представительство национальных и региональных властей и отраслевых министерств, проявивших интерес к подготовке программ в рамках задач Большой Евразии, например, с участием представителей региональных организаций.

 


 

 

Развитие евразийской интеграции и потенциал развития регионов России и Казахстана

Двусторонние дипломатические отношения между Российской Федерацией и Республикой Казахстаном были установлены в 1992 году и на сегодняшний день основой сотрудничества двух стран является обширная договорно-правовая база (более 300 договоров и соглашений).[21]  Согласно официальной трактовке российского МИД, отношения России и Казахстана имеют характер «стратегического партнерства», что отражено на практике в совпадении и близости позиций двух стран по основным международным и региональным проблемам (в частности, борьба с терроризмом, экстремизмом, становлении многополярного мирового порядка и т.д.).  Спектр направлений двустороннего сотрудничества РФ и РК достаточно широк: от сотрудничества в политической сфере, культуре и науке до взаимодействия в области здравоохранения и космической области, однако важнейшим аспектом двустороннего сотрудничества на данном этапе, несомненно, являются торгово-экономические связи.

Важным событием  в развитии российско-казахстанских отношений стало начало работы с 1 января 2015 года Евразийского экономического союза (ЕАЭС) – самого масштабного интеграционного проекта  на евразийском постсоветском пространстве после распада СССР. Известно, что инициатором данного интеграционного проекта стал президент Казахстана Н.Назарбаев, который еще в 1994 году выступил с инициативой реинтеграции на евразийских началах, заключающейся в создании совершенно нового объединения бывших советских республик, и предложил назвать его Евразийским союзом (ЕАС).[22] Тем самым казахстанский лидер хотел сохранить единство стран более 70-ти лет проживших вместе. Основой этого союза должна была стать ориентация на межгосударственное взаимодействие и интеграцию в экономической и гуманитарной сферах наиболее подготовленных к этому стран региона. В проекте особо подчеркивался тезис о том, что основой сближения стран должны стать экономические интересы и проведение совместной модернизационной политики. В качестве основных принципов при создании Евразийского союза предполагались: принцип равенства, невмешательства во внутренние дела друг друга, уважения суверенитета, территориальной целостности и неприкосновенности государственных границ. При этом отмечалось, что, так как политическая форма интеграции может вызвать на первых этапах определенные опасения у сближающихся стран, которые не желают ограничивать свои суверенные права, то идея извлечения из сближения экономической выгоды казалась наиболее перспективной для стран постсоветского пространства. Однако, к сожалению, исторический шанс на тот момент не был оценен и был упущен. К идее создания Евразийского союза вернулись в начале второго десятилетия 2000-х, когда ее поддержали российский лидер В.Путин и белорусский А.Лукашенко.

Сегодня для России и Казахстана развитие евразийской интеграции является приоритетным направлением внешней политики стран. Так, развитие интеграционных процессов как важнейшее направление внешней политики РФ нашло отражение в последней редакции Концепции внешней политики РФ 2016 года, в тексте которой отмечается, что «Россия считает ключевой задачу углубления и расширения интеграции в рамках Евразийского экономического союза (ЕАЭС) с Республикой Армения, Республикой Белоруссия, Республикой Казахстан и Киргизской Республикой в целях стабильного развития, всестороннего технологического обновления, кооперации, повышения конкурентоспособности экономик государств - членов ЕАЭС и повышения жизненного уровня их населения». [23] ЕАЭС должен обеспечить свободу перемещения товаров, услуг, капитала и трудовых ресурсов стран-участниц,  а также стать площадкой для реализации совместных инфраструктурных и инвестиционных проектов. Важным отличием видения роли ЕАЭС в редакции 2016 года, в отличие от предыдущей 2013 года, является то, что в новом документе ЕАЭС рассматривается как эффективный инструмент «гармонизации интеграционных процессов в Европейском и Евразийском регионах», а не просто как «связующее звено», «мост» между Европой и Азией (редакция 2013 года). В новой редакции российская сторона заявляет о необходимости формирования «общего, открытого и недискриминационного экономического партнерства - пространства совместного развития государств - членов АСЕАН, ШОС и ЕАЭС в целях обеспечения взаимодополняемости интеграционных процессов в Азиатско-Тихоокеанском и Евразийском регионах».[24] Данный тезис целиком совпадает с казахстанским видением роли ЕАЭС в современном мире.

Среди приоритетов и задач внешней политики Казахстана интеграция на евразийском пространстве также занимает особое место. Казахстан рассматривает евразийскую интеграцию «в качестве одного из действенных способов продвижения страны на устойчивые позиции в системе мирохозяйственных связей».[25]По мнению руководства Казахстана, «сегодня жизнеспособность любой страны во многом зависит от интеграции с другими государствами».[26] Однако, при этом, для Казахстана, так же как и для России, неприемлем возврат к прежним советским моделям периферийной подчиненности центру. Президент Н.Назарбаев принципиально подчеркивает, что ЕАЭС не будет представлять собой «реставрации» или «реинкарнации» СССР. Согласно тексту Концепции внешней политики Казахстана на 2014-2020 гг. в рамках процесса евразийской интеграции должны соблюдаться следующие основополагающие принципы: «незыблемость политического суверенитета, экономическая обоснованность принимаемых решений, поэтапность, прагматизм и взаимная выгода, равное представительство сторон во всех органах интеграции и консенсус на всех уровнях интеграционного взаимодействия».[27] Объективная слабость экономики, зависящей от сырьевых отраслей, а также проблемы безопасности в условиях общей нестабильности центрально-азиатского региона подталкивают руководство Казахстана активно способствовать развитию интеграции в рамках ЕАЭС: «Четыре ключевые свободы - передвижение товаров, Евразийская экономическая интеграция 4 услуг, инвестиций и трудовых ресурсов - позволят Казахстану вместе с партнерами выступить единым блоком в международных экономических отношениях, а также значительно улучшат потребительские стандарты и качество жизни наших граждан».[28] Н.Назарбаев в своих выступлениях постоянно подчеркивает, что при развитии ЕАЭС необходимо учитывать как положительный, так и отрицательный опыт Евросоюза. Особенно подчеркивается необходимость признания ответственности каждой страны-участницы за устойчивость внутреннего развития, результативность национальной, экономической, кредитно-финансовой и социальной политики, т.е. ставится вопрос о необходимости нахождения устойчивого баланса между коллективной и индивидуальной ответственностью членов формирующейся интеграционной организации.Важно также отметить и особенность геополитического положения Казахстана, благодаря которому Казахстан может стать связующим звеном между ЕАЭС и мощными экономиками КНР и ЕС.  При этом руководство Казахстана постоянно подчеркивает свою открытость для участия в других интеграционных проектах и готовность сотрудничать с другими международными организациями, как в Евразии, так и за ее пределами, тем самым демонстрируя традиционную для Казахстана политику многовекторности.

Таким образом, для казахстанской стороны ключевыми представляются следующие принципы развития евразийской интеграции в формате ЕАЭС:

- недопустимость политизации экономической интеграции;

- равенство участников ЕАЭС и равенство их представительства в органах ЕАЭС;

- открытый характер интеграции и возможность сохранения многовекторного характера интеграционной политики РК;

- уважение национального суверенитета стран-участниц ЕАЭС;

- становление ЕАЭС в качестве самостоятельного центра силы в многополярном мире.

В целом позиции России и Казахстана в отношении перспектив развития евразийской интеграции в рамках ЕАЭС совпадают, но в то же самое время есть ряд позиций, по которым между двумя странами существуют определенные разногласия[29].

Во-первых, несмотря на совпадение общих принципов евразийской интеграции, между сторонами есть различия в отношении перспектив и направлений развития интеграционных процессов в рамках ЕАЭС (например, несогласие Казахстан вызывают такие российские интеграционные инициативы как создание «единой валюты» ЕАЭС, учреждение «общего» (наднационального) парламента, создание «единого информационного пространства»  т.е. все то, что так или иначе может быть истолковано как «покушение» на суверенитет стран-участниц ЕАЭС).

Во-вторых, Казахстан последовательно отстаивает исключительно экономический характер ЕАЭС: «ЕАЭС – это чисто экономическое объединение, которое никак не затрагивает культурно-гуманитарное развитие и не влияет на национальную идентичность стран-участниц».[30] Любые оценки Союза как геополитического проекта категорически отвергаются казахстанской стороной.

В-третьих, расходятся взгляды России и Казахстана вопросу перспектив дальнейшего расширения ЕАЭС: в 2013 году президент Казахстана Н.Назарбаев озвучил идею возможного вступления Турции в ЕАЭС, несмотря на тот факт, что Турция с 1995 года входит в единое с Европейским союзом таможенное пространство и является членом НАТО. Более того, в 2015-2016 гг. Казахстан активизировал развитие двусторонних отношений с Турцией. В ответ на предложение казахстанского руководства  В.Путин в том же 2013 году выдвинул идею о возможности присоединения к Таможенному союзу, а затем и ЕАЭС Индии, с которой Россия уже ведет активные переговоры по этому вопросу.

В-четвертых, обеспокоенность Казахстана вызывает проблема торгового дисбаланса в отношениях с другими участниками евразийской интеграции: например, Казахстан вывозит из России товаров на сумму в 2,5 раза больше, чем экспортирует в РФ,[31] а сотрудничество с Белоруссией и другими участниками ЕАЭС является в большей степени результатом взаимодействия с Россией и через Россию.

В-пятых, в информационном поле Казахстана достаточно активно работают представители националистической оппозиции, которые стремятся сформировать негативный образ России, как страны, которая посредством ЕАЭС стремится «колонизовать» Казахстан. Такого рода провокационные идеи крайне опасны потому, что политическая элита в Казахстане очень неоднородна и далеко не все поддерживают  политическую линию Н.Назарбаева. В силу естественных причин в среднесрочной перспективе возможна смена власти, а значит, возможно, изменение политической стратегии. Поэтому развитие интеграции путем реализации долгосрочных экономических проектов с участием России может стать гарантией от рисков политических кризисов во взаимоотношениях России и Казахстана. Показателен в этом отношении также тот факт, что полной поддержки российских ответных на западные санкции мер Казахстан не оказал, хотя в 2014 году руководство РК пообещало не пропускать через свою территорию в Россию европейские санкционные товары.

Тем не менее, не вызывает сомнений тот факт, что именно Россия и Казахстан являются «локомотивами» современных интеграционных процессов в Евразии, а российско-казахстанское взаимодействие оценивается как «цементирующее звено» всей евразийской интеграции. В рамках заседания Евразийского межправительственного совета и Совета Евразийской экономической комиссии регулярно проводятся встречи глав правительств России и Казахстана. Сегодня ЕАЭС – это еще одна площадка развития двусторонних связей двух стран. Первые годы после создания Таможенного союза российско-казахстанские торговые связи переживали активный рост, так как торговые барьеры были ликвидированы, а бизнесмены получили доступ к новым рынкам.

Итак, Россия является крупнейшим торговым партнером Казахстана: доля двустороннего торгового оборота составляет около 20% от общего объема внешней торговли РК (средний годовой объем взаимного товарооборота составляет около 21 миллиарда долларов).[32] В последние годы в условиях сложной экономической и геополитической обстановки товарооборот между двумя странами несколько снизился, однако в Казахстане по-прежнему активно действует более 5 600 предприятий с участием российского капитала (например, «Лукойл», «Газпром», «Русал», «Полиметалл», «Еврохим» и др.). Казахстан привлекателен для российского бизнеса по следующим причинам: налоговые преимущества, удобство ведения бизнеса, скорость внедрения новых технических регламентов и т.д.  В структуре российских поставок в Казахстан преобладает продукция машиностроения: машины, оборудование, транспортные средства, продукция химической промышленности, металлы, минеральные продукты, продовольственные товары, древесина и целлюлозно-бумажные изделия и т.д.

Для России Казахстан также является одним из основных внешнеторговых партнеров (2 место среди стран СНГ, 9 место в мире). Что касается присутствия казахстанских предприятий на российском рынке, то сегодня в РФ более 3 тысяч предприятий с казахстанским капиталом (например, «Милк прожект», фармацевтическая компания «Нобел АФФ», холдинг строительных материалов «Алина» и др.).[33] Сегодня казахстанские компании становятся в России заметными игроками, однако пока российские предприниматели более активно представлены в Казахстане, чем их коллеги  в России. Из Казахстана в Россию в основном поставляются: минеральные продукты, металлы и изделия из них, продукция химической промышленности, машиностроения, продовольствия и т.д. При этом казахстанская сторона заинтересована в том, чтобы более активно развивать совместные производства, причем на территории самой республики, а также казахстанские предприятия заинтересованы в расширении географии российского рынка сбыта  (не только приграничные территории, но и другие субъекты РФ).

В рамках Карты индустриализации Казахстана на данный момент уже реализовано 20 крупных совместных инвестиционных проектов, реализуются – 4, и еще 3 предусмотрены в перспективе.[34] В качестве примеров кооперации предпринимателей двух стран можно назвать следующие:

- «Россельмаш» открыл в Казахстане представительства и обслуживает свои комбайны,

- «АвтоВАЗ» участвует в строительстве нового завода в РК,

- «Трансмашхолдинг» совместно с казахстанскими железными дорогами и французской компанией «Альстом» построил в Астане электровозостроительный завод,

- идет работа по организации совместного предприятия по сборке многоцелевых вертолетов Ка-226Т, 

- казахстанская нефть экспортируется по нефтепроводу Каспийского трубопроводного консорциума (КТК), принадлежащего правительствам России и Казахстана,

-  «КазРосГаз» – совместное предприятие «Газпрома» и казахстанского газового монополиста «КазМунайГаз», поставляющее газ с Карачаганакского месторождения для переработки на Оренбургский газоперерабатывающий завод,

- совместное казахстанско-российско-киргизское предприятие ЗАО «Заречное» по добыче урана на казахстанских месторождениях и др.

Таким образом, торгово-экономические отношения России и Казахстана на данном этапе имеют неоднозначный характер: наряду с очевидными успехами и достижениями нерешенными остается ряд проблем. Тем не менее, Россия и Казахстан – это страны с огромным ресурсным потенциалом, что создает определенные перспективы для их дальнейшего развития не только в двустороннем формате, но и в рамках интеграционных процессов в формате ЕАЭС.

Сотрудничество регионов Казахстана и России является наиболее эффективным инструментом развития и укрепления двусторонних отношений стран в XXI веке, создавая наиболее благоприятные условия для экономического и торгового сотрудничества приграничных территорий, общения местных жителей, властей и бизнеса.

Развитию межрегионального  сотрудничества двух стран способствует ряд объективных предпосылок, в том числе исторического и географического характера:

во-первых, географическая близость - из 14 областей РК 7 (Атырауская, Актюбинская, Восточно-Казахстанская, Западно-Казахстанская, Костанайская, Павлодарская и Северо-Казахстанская области) граничат с 12 регионами РФ (Республика Алтай, Алтайский край, Астраханская, Волгоградская, Курганская, Новосибирская, Оренбургская, Омская, Самарская, Саратовская, Тюменская и Челябинская области); граница между Россией и Казахстаном остается одной из наиболее проницаемых на постсоветском пространстве (в частности, нет никаких естественных разделителей, кроме того, в связи с большой протяженностью на километр казахстанской границы в среднем приходится один пограничник[35]);

во-вторых, до 1991 года Россия и Казахстан входили в состав одного государства – СССР, в результате чего были сформированы общие традиционные и культурные связи, инфраструктурные и транспортные системы; важным фактором является отсутствие языкового барьера; после распада СССР на евразийском постсоветском пространстве образовалось два крупнейших по территории государства (1 и 9 места в мире), которые приобрели ключевое положение в центре Евразии, образуя непрерывное геополитическое пространство;

в-третьих, приграничные регионы имеют определенные отличия по структуре экономики, ее потенциалу, численности и составу населения (например, более 1 млн. казахстанцев проживают в приграничных российских регионах,[36] что касается русских, то по данным 2014 г., русские являются самой многочисленной этнической группой в Северо-Казахстанской (49,94%) и Костанайской (42,12%) областях[37]), уровню развития транспортной и социальной инфраструктуры;

в-четвертых, как было отмечено выше, Россия и Казахстан являются стратегическими партнерами и развивают двусторонние связи в различных сферах сотрудничества;

в-пятых, совместное участие в евразийской интеграции подталкивает Казахстан и Россию к формированию пояса доверия и добрососедства на своих границах, а также создание эффективных каналов взаимодействия, приграничные регионы способствуют объединению экономических потенциалов двух стран.

На данном этапе сформировалась определенная законодательная база приграничного казахстанско-российского сотрудничества: базовым документом является  Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Казахстан о межрегиональном и приграничном сотрудничестве, заключенного 7 сентября 2010 г.,[38] в котором основное внимание уделено развитию экономического сотрудничества в различных сферах (торговле, энергетике, сельском хозяйстве, промышленности, транспорте и т.д.), а также речь идет о необходимости развития взаимодействий в науке, культуре, образовании.  Тем не менее, как отмечалось выше, приоритетным направлением является экономическое сотрудничество РФ и РК и приграничные регионы и трансрегиональные связи играют в этом ключевую роль.

Значительный вклад в развитие российско-казахстанских приграничных связей вносят торговые представительства Российской Федерации[39]  и Республики Казахстан[40], которые содействуют повышению эффективности приграничного взаимодействия и помогают организовывать официальные визиты, оказывают информационно-консультационные услуги компаниям РФ и РК, обеспечивают взаимодействие власти и бизнеса, содействуют организации и проведению различных международных форумов, выставок и конференций с участием бизнеса и общественности двух стран.

Российско-казахстанское межрегиональное сотрудничество является наиболее ярким и успешным примером такого взаимодействия на евразийском постсоветском пространстве: за последние годы доля приграничных областей во внешнеторговом обороте России и Казахстана возросла с 40% до 70%.[41]

Несомненно, новый этап межрегионального сотрудничества России и Казахстана связан с развитием евразийских интеграционных процессов: образованием в 2010 году Таможенного союза, в 2012 году Единого экономического пространства и, наконец, в 2015 году – началом работы Евразийского экономического союза. В результате для российской и казахстанской продукции повысилась доступность национальных рынков партнеров по ЕАЭС и начали складываться более благоприятные условия для создания совместных предприятий, развития предпринимательства.

Особенностью развития межрегионального сотрудничества России и Казахстана является его двоякая природа: так, с одной стороны, это элемент внутренней политики государств, а с другой – одна из составляющих их внешней политики стран, со своими целями, задачами, национальными интересами и принципами. Однако в условиях развития интеграционных связей в формате ЕАЭС эта особенность может превратиться в потенциальный ресурс развития не только двусторонних отношений, но и отношений с другими участниками интеграции. Однако для этого у России и Казахстана должны быть выработаны единые подходы к достижению целей межрегиональног сотрудничества.

Экономическая реформа, проводимая в Казахстане на современном этапе, выдвигает новые кардинальные требования к территориальной организации экономики по формированию хозяйственных субъектов и крупных комплексов в каждом его регионе.

При этом сохраняется серьезная дифференциация в уровне социально-экономического развития регионов Казахстана, растущий разрыв в ряде регионов, включая сырьедобывающие, в уровне жизни городского и сельского населения; отставание регионов по основным показателям уровня жизни от среднего республиканского уровня.

Республика Казахстан имеет самое большое  количество  взаимодополняемых и пресекающихся программ[42].  Стратегия «Казахстан-2050»[43] (2012г.) предполагает новую экономическую политику в сфере макроэкономической, налогово-бюджетной и денежно-кредитной,  индустриализации и развития инфраструктуры, недропользования, управления государственными активами[44]. Концепция по вхождению Казахстана в 30-ку развитых государств мира[45](2013 г.) рассчитана до  2025 г. Государственная программа индустриально-инновационного развития на 2015-2019 гг.[46](2014 г.)к приоритетным отраслям развития относит: черную и цветную металлургию, нефтепереработку, нефтегазохимию, агрохимию, производство продуктов питания, химикатов для промышленности, автотранспортных  средств и их двигателей, электрооборудования, сельскохозяйственной и железнодорожной техники, производство машин и оборудования для горнодобывающей, нефтеперерабатывающей и нефтедобывающей промышленности, строительных материалов, а также отрасли мобильных и мультимедийных, нано- и космических технологий, робототехники, генной инженерии[47].Программа  «100 шагов»[48] (2015 г.) рассчитана на 10 лет и включает 5 направлений реформ. В области индустриализации и экономического роста предполагаются  создание современной инфраструктуры – транспортной, энергетической  и финансовой, развитие  агропромышленного  комплекса, инновационных производств и совершенствование  системы образования.

         Отдельным направлением развития национальной экономики  является превращения Казахстана в евразийский транспортный транзитный хаб. Осенью 2012 г. Н. Назарбаев инициировал проект «Новый Шелковый путь»[49], соединяющий Китай с Европой  через территорию страны. В 2013 г. принята государственная программа по развитию транспортной инфраструктуры до 2020 г., которая  предусматривает внедрение национальных стандартов качества услуг пассажирских перевозок, авто-  и железнодорожных вокзалов, аэродромов[50]. В ноябре 2014 г. -  программа Новой экономической политики «Нұрлы Жол», стержнем которой стал пятилетний план инфраструктурного развития: упор на авто- и железнодорожные проекты; создание логистического хаба на востоке и морской инфраструктуры на западе страны с увеличением терминальных мощностей в «сухих» и морских портах Китая, Ирана, России и стран ЕС.

При всем обилии программ национального развития, включая отраслевые программы, в них практически нет их увязки с развитием евразийского интеграционного проекта. Отношение  Казахстана  к  евразийской интеграции можно  проиллюстрировать цитатой из Стратегии «Казахстан 2050»: «Отечественные товары должны стать конкурентоспособными. С 1 января 2012 г. начался практический этап создания Единого экономического пространства с участием Казахстана, России и Беларуси. Это огромный рынок, с суммарным ВВП в 2 трлн. долларов США, объединяющий 170 млн. потребителей, должен научить наш бизнес конкурировать. При этом, в этом экономически-интеграционном процессе Казахстан не потеряет ни части своего политического суверенитета».

ВВП России наиболее сильно пострадал за 2015-2016 гг[51]. Падение составило в 2015 г.  34,2%, в 2016 г. – 6,4%. ВВП на душу населения в 2015 г. сократилось на 39,7%.В 2016г. доля  сельского хозяйства в структуре ВВП составила 4,3%, увеличившись  с 2010 г. на 1,2%. Такой рост  был  обусловлен контрсанкциями, введенными Россией в отношении стан ЕС и США в 2014 г., а значит и снижением импорта продуктов питания из этих стран  и, соответственно, увеличением площади сельхозугодий  в стране, а также  частично за счет проведения государственной программы по передаче  населению земель для ведения сельского хозяйства в рамках стратегии  развития российского Дальнего  Востока.  Это привело к росту производства сельскохозяйственной продукции  в стране в 2015 г. на 2,6% и 4,8%  в 2016 г.

Доля добывающей промышленности  в ВВП России в 2016 г. составила 8,5% и этот показатель с 2010 г. почти не менялся, за исключением падения на 0,6% в 2014 г. При этом добыча в стране значимо не сокращалась в 2010-2015 гг., а в 2016 г. выросла на 2,5%. Более того, в 2010-2016 г. в стране динамично  росли добыча  угля, нефти и незначительно сократилась добыча газа и концентратов железных руд[52].Доля обрабатывающей промышленности  в ВВП в 2016 г. составила 12,4% и по сравнению с 2010 г. она сократилась минимально на 0,3%. (Табл.2) Увеличилось  в 2015-2016гг. производство продуктов питания, в первую очередь, мяса, сливочного масла и сыров, сахара, а также дизельного топлива, всех видов  удобрений, строительных материалов и др.[53]

Внешняя торговля России до 2012 г. имела динамичный рост. В 2013 г. начала  сокращаться  торговля со странами ЕАЭС. Наибольшее падение произошло в 2015 г. на 21,9%. В 2016г. при определенной стабилизации экономики  страны падение взаимной торговли было уменьшено и составило 7,9% по отношению к предыдущему году. В торговле с третьими странами  падение торговли началось в 2014 г., когда были введены  санкции западных стран против РФ и российские контрсанкции. Это привело к тому, что в 2015г.  произошел  обвал  внешней торговли с третьими странами (- 33,%). Меры по  импортозамещению и перестройка географии торговли позволила  добиться  сокращения падения  в 2016 г. (- 11,1%). Однако, сокращение  российской промышленности 2014-2016 гг. также  повлияло на негативные тенденции в ее внешней торговле, сократив как экспорт, так и импорт. Нет логического перехода к следующему абзацу.

Россия имеет стратегию  социально-экономического развития  страны «Стратегия 2020. Новая модель роста – новая социальная политика»[54], разработанную НИУ «Высшая школа экономики» и РАНХиГС, а также осуществляет  разработанную на ее основе программу правительства РФ, рассчитанную до 2030 г.[55] В приоритеты развития производственной инфраструктуры вынесены: электроэнергетика и энергосбережение; транспортный комплекс; информационно-коммуникационные технологии; повышение конкурентоспособности отраслей промышленности. В планах диверсификации промышленности и повышения конкурентоспособности отраслей основной акцент делается на нефтегазовый комплекс; машиностроение; металлургию; химический комплекс; лесопромышленный комплекс; производство неметаллических минеральных продуктов; легкую промышленность, АПК.

Следует  также отметить, что сегодня  идет  формирование  новой  стратегии развития страны, которая  укладывается в те же  временные рамки, однако должна кардинально отличаться от существующей: акценты должны быть перенесены с добывающих отраслей на перерабатывающие и машиностроение.

Среди ключевых факторов, которые будут  влиять на долгосрочное социально-экономическое развитие Российской Федерации, выделяется  и  интеграция евразийского экономического пространства. Во всех вариантах развития страны – консервативном, инновационном и форсированном  - страны   Евразийского союза  упоминаются в  связи с   развитием  транспортной инфраструктуры  и развития транзитного потенциала экономики евразийского пространства. Развитие многовекторной модели интеграции России в мировой рынок опирается на расширение внешнеэкономических связей с США, Евросоюзом, Китаем, Индией, и формирование новых более глубоких форм интеграции в рамках Евразийского союза и СНГ; дальнейшую диверсификацию российской экономики и российского экспорта.

Значительное влияние на географическую структуру внешней торговли, согласно документу, окажет развитие Единого экономического пространства ЕАЭС. Евразийская интеграция увеличит потенциал экономического развития и создаст благоприятные перспективы для торгово-экономического сотрудничества с другими странами и региональными экономическими объединениями. Однако, предполагается, что евразийское пространство для России это не только ЕАЭС, но и  СНГ в целом. Объемы торговли России со странами СНГ будут расти за счет сложившихся экономических и торговых связей в различных производственных сферах.  Важной составляющей поддержания экономического роста и взаимной торговли в странах Содружества являются преимущества участия в интеграционных объединениях.  Функционирование трехстороннего Таможенного союза с постепенным вовлечением других стран СНГ повысит уровень экономической и внешнеторговой активности на постсоветском пространстве, значительно расширятся возможности кооперирования, обмена технологиями и инвестициями. Развитие Единого экономического пространства будет способствовать дальнейшему расширению экономического сотрудничества государств-членов Таможенного союза за счет устранения барьеров и ограничений на пути движения товаров, услуг, капиталов и рабочей силы.  Удельный вес стран СНГ в общем товарообороте России  к 2030 г. должен  вырасти  до 16%.  В том  числе  доля стран СНГ в российском  экспорте может достичь 17%, в импорте – 15%.  Предпосылками к этому являются расширение номенклатуры и повышение конкурентоспособности российской продукции, углубление инвестиционного сотрудничества на основе эффективных совместных проектов, интенсификация внутрифирменных производственных связей, сближение общих условий хозяйствования и снижение барьеров для движения  товаров, инвестиций и услуг.

С нашей точки зрения, несмотря на временную разницу  программ во всех странах-членах ЕАЭС до 2025 г. будут  продолжены заявленные  приоритеты развития.  

Межрегиональное   взаимодействие России и Казахстана в рамках ЕАЭС имеет,  как негативные,  так и позитивные  тренды. Несмотря на минимальную  динамику развития экономик самих стран и небольшую долю взаимной торговли в 2015-2016 г., надо  констатировать,  что  страны  ищут  наиболее эффективные  инструменты  сотрудничества и  продолжают  формировать намеченные совместные интеграционные  структуры, законодательную  базу  объединения и форматы  взаимодействия в  промышленности, АПК, транспорте и других  наиболее  важных для  стран сферах экономики.

Ныне действующие  программы  национального развития  стран-членов ЕАЭС, имея разный  срок  исполнения, в перспективе до  2025 г. сохранят  свои  основные  отраслевые приоритеты и направленность на  использование своего  участия в Евразийском союзе для   их  дальнейшего  развития и укрепления национальных экономик. Эти  документы имеют четко  выраженную экспортоориентированную направленность  с учетом, в первую очередь, национальных,  а не общесоюзных интересов. Но ЕЭК ведет целенаправленную работу по преодолению разобщенности интересов внутри  союза и продвижению к формированию  скоординированной или общей политики  в различных  сферах экономики.

До 2025 г.  Евразийскому  союзу для укрепления  интеграционных  связей  придется  решать  ряд важных  задач. Во-первых, преодолевать противоречия реальной  торговой политики государств и функционирования единой таможенной территории связанные с нетарифными  ограничениями, четким  выполнением правил происхождения товаров[56], сокращением доли экспортных пошлин, определяемых странами самостоятельно. Во-вторых, для дальнейшего формирования  общих  рынков   сельхозпродукции, должна  вестись работа не только над полной  фито- и ветеринарной сертификацией товаров, но и над созданием  единого органа ветеринарного и фитосанитарного надзора. В-третьих, необходимы  действия по определению  специализации  стран в обрабатывающей промышленности,  созданию на ее основе межгосударственных производственных объединений. В-четвертых, в этот  период будет продолжена  работа  по  созданию  общих энергетических  рынков Союза. В-пятых, необходимо  последовательное развитие  транспортной инфраструктуры на пространстве ЕАЭС в координации с китайскими проектами в рамках «Экономического пояса Шелкового пути». Важным  аспектом  создания единого транспортного пространства ЕАЭС станет согласование  транзитных тарифов и  улучшение качества транспортно-грузовой логистики.

Экономическая интеграция государств – это объективный процесс сближения и взаимодействия национальных хозяйств, формирования региональных экономических систем там, где для этого сложились необходимые условия. В основе экономической интеграции лежат естественные процессы усиления взаимозависимости национальных хозяйст- венных систем и рынков. Это проявляется в растущем объеме международных торговых, кредитных, финансовых операций, в заключении соглашений и договоров между государствами, в совместном регулировании их взаимных хозяйственных связей. Отношения между Казахстаном и Россией представляют собой наиболее успешную и эффективную модель двустороннего и интеграционного взаимодействия, которая является залогом стабильности и безопасности  на всем евразийском пространстве. В настоящее время казахстанско-российские отношения развиваются поступательно, в духе добрососедства и стратегического партнерства. Наши страны строят свои отношения на основе широкомасштабного сотрудничества и взаимного доверия, уважения независимости, суверенитета, территориальной целостности и нерушимости государственных границ. Масштабные мероприятия, проведенные  в обеих странах способствовали углублению взаимопонимания и укреплению экономических отношений. Углубление экономического взаимодействия двух стран по целому ряду направлений объективно отвечает реализации национальных интересов Казахстана и России, как в контексте мирового позиционирования, так и с точки зрения внутриполитического развития.

Экономическое сотрудничество является одной из основ межгосударственных отношений.

Следует также отметить развитие приграничного сотрудничества, на данный момент на долю межрегиональной торговли приходится порядка 70 процентов двустороннего товарооборота.

Несмотря на положительные экономические сдвиги потенциал двух государств реализуется не в полной мере и тому есть несколько причин. Одна из причин – недостаточное развитие коммуникационных связей между регионами двух стран. Также  слабо развита рыночная инфраструктура  определяет отсутствие благоприятного инвестиционного климата.  Объемы инвестиций, привлекаемых в экономику приграничных регионов, остаются недостаточными для структурных реформ. Не все регионы России имеют развитые отношения с казахстанскими приграничными центрами. Именно приграничные регионы в условиях несбалансированности хозяйственно-экономических вопросов первыми выступают за интеграцию, поддерживают идеи экономического пространства.

Конечно, есть ряд проблем в топливно-энергетическом комплексе, от которого сильно зависят наши экономики. Ведь ЕАЭС создавался во многом именно для того, чтобы сформировать прогрессивную структуру экономики и преодолеть сырьевую специализацию наших стран в международной системе разделения труда.

В казахстанско-российских отношениях основная проблема  в экономике – спад взаимной торговли – решена.  Товарооборот между республикой Казахстан и Российской Федерацией составил в 2015 году – 15,1 млрд. долл., в том числе экспорт РК составил 4,5 млрд. долл., импорт – 10,5 млрд. долларов. В 2016 году – 12,6 млрд. долл., сократившись за год на 16%, в том числе экспорт РК составил 3,5 млрд. (-23%), импорт РК – 9,1 млрд. долларов (-13%).

По данным ЕЭК, в 2017 году Казахстану и России удалось остановить негативную тенденцию снижения объемов взаимной торговли и увеличить ее показатели на 33%. Необходимо продолжить этот позитивный тренд в 2018 году.  Между нашими странами существуют ряд договоренностей по совместным инвестиционным проектам, в том числе в приграничных областях. 

Оценивая результаты взаимовыгодных казахстанско-российских  экономических отношений необходимо отметить, что  в товарообороте Казахстана со странами ЕАЭС более 90% приходится на Россию. Объемы с другими участниками союза незначительны. Поскольку в России идет тенденция на импортозамещение и переориентацию на экспортные поставки в Юго-Восточную Азию, Казахстан может сыграть  свою роль в этих процессах в сфере поставок продуктов питания на российский рынок, а также реализации транзитного потенциала.

Инвестиционное сотрудничество между нашими странами демонстрирует очень хорошие результаты. По данным Центра интеграционных исследований Евразийского банка развития, объем накопленных с 1991 года российских инвестиций в Казахстан превышает более 10 млрд. долларов, а казахстанских в Россию более 3 млрд. долларов.

Модернизации и развитию экономик двух стран способствует создание и успешная работа совместных российско-казахстанских предприятий. С удовлетворением отмечаем неослабевающий интерес казахстанского бизнеса развивать взаимодействие с российскими партнерами. В прошлом году количество действующих в РК совместных предприятий с российским участием увеличилось на 20% и достигло порядка 7 тыс. продолжают реализовываться  совместные инвестиционные проекты (более 95) на сумму свыше 20 млрд. долларов в различных областях экономики, в частности в энергетической и транспортной сферах, горно-металлургическом комплексе,  машиностроении, судостроении, химической промышленности, сельском хозяйстве и других секторах. Все это свидетельствует о благоприятном инвестиционном климате и позитивных интеграционных процессах, проходящих в рамках Евразийского экономического союза.

Особо активный масштабный характер носит взаимодействие в отраслях топливно-энергетического комплекса. Реализуются совместные проекты по освоению углеводородных ресурсов северного Каспия, активно развивается транзит казахстанской нефти на экспорт через территорию России, осуществляются закупка и маркетинг казахстанского природного газа для поставок на рынки третьих стран. К 2025 году предполагается  создать единый рынок углеводородов в рамках Евразийского экономического союза, что позволит странам быть более конкурентоспособными на мировых рынках в области нефти, газа и нефтепродуктов.

Ведется работа по созданию в рамках ЕАЭС общего электроэнергетического рынка к 2019 году, что позволит осуществить запланированный переход на скоординированную энергетическую политику к 2025 году.

Начал работать Таможенный кодекс ЕАЭС, который страны-члены объединения долго не смогли согласовать и принять. Со вступлением в силу нового Таможенного кодекса будут решаться проблемные вопросы, связанные с ликвидацией изъятий и ограничений в торговле. Предстоит еще рассмотреть некоторые возможные противоречия, сложности.

В настоящее время продолжается работа по созданию наилучших условий для развития бизнеса на Евразийском пространстве.  С 1 июля 2017  года начал функционировать общий рынок лекарственных средств и медицинских изделий. Также рассматриваются вопросы о совершенствовании кредитно-финансовой инфраструктуры евразийского сотрудничества и укрепление  финансовой устойчивости членов Союза за счет механизмов евразийского банка и Стабфонда; ликвидация барьеров в сфере промышленности, в агропромышленном комплексе, энергетике, техническом регулировании.

Огромный ресурсный и экономический потенциал двух стран свидетельствует, что существующие возможности пока в значительной мере не реализованы. Новые перспективы, в частности, открываются в связи с реализацией программ импортозамещения в России и форсированной индустриализации в Казахстане, которые позволят существенно разнообразить структуру взаимной торговли. Большие перспективы существуют в сфере выстраивания трансграничных производственных цепочек в машиностроении и других отраслях обрабатывающей промышленности. Значительный потенциал есть в сельском хозяйстве и производстве продовольствия, где до сих пор велика доля импорта.

Казахстан и Россия имеют хорошие перспективы для дальнейшего развития взаимовыгодного экономического сотрудничества. Во-первых, высоким останется уровень взаимозависимости экономики этих стран. Во-вторых, Казахстан и Россия обладают богатыми сырьевыми запасами. Поэтому актуальное значение приобретает развитие двухсторонних отношений в области топливно-энергетического комплекса, а также в сферах транспорта, инвестиций, инновационной деятельности, высоких технологий. Углубление экономического взаимодействия двух государств будет способствовать эффективному использованию их транзитного потенциала.

Необходимо расширять рост экономического взаимодействия за счет кооперации в новых отраслях. И одним из важнейших направлений сотрудничества должно быть развитие промышленной  кооперации. Для этого необходимо  наращивать взаимодействия между регионами России и Казахстана, а также за счет высокотехнологических отраслей.

Практически все регионы Российской Федерации осуществляют торгово-экономические отношения с Республикой Казахстан. В последние годы наибольших объемов  взаимного товарооборота  с РК, превышающих миллиард долларов США, достигли Челябинская и Оренбургские области.

Такое положение во многом определяется условиями, способствующими поддержанию и укреплению взаимовыгодного экономического сотрудничества. Немаловажное значение  имеет тот факт, что приграничные территории двух стран включают 12 регионов Российской Федерации и 7 областей Республики Казахстан. Такое положение в значительной мере оказывает положительное влияние на поддержание на высоком уровне объемов товарооборота приграничных регионов России и Казахстана, который  в последние годы составляет около 40% от общего объема товарооборота двух стран.

Взаимодействие между регионами имеет значительный потенциал. Есть точки роста, которые не задействованы в полной мере.  В настоящее время в Казахстане  зарегистрировано более 13 тыс. российско-казахстанских совместных предприятий. Для динамичного развития  экономических  отношений казахстанско-российского сотрудничества необходимо активизировать совместные деловые связи, поскольку это поспособствует укреплению сотрудничества на всех уровнях.

Можно утверждать, что межрегиональное экономическое сотрудничество между Россией и Казахстаном решает не  только местные региональные задачи, но в первую очередь общенациональную задачу развития и модернизации экономики двух стран.

 

 

 


 

Проблемы и перспективы развития казахстанких компаний в условиях ЕАЭС

 

Высокую актуальность сегодня имеет исследование проблем и перспектив развития ЕАЭС посредством вовлечения национального  предпринимательства в интеграционные процессы  в условиях глобальной конкуренции, развития предпринимательской инициативы, повышения конкурентоспособности казахстанских товаров не только на внутреннем, но и на внешнем рынках.

В условиях углубления интеграционного сотрудничества с евразийскими странами поднимается ряд вопросов по поиску эффективных инструментов защиты казахстанских производителей, механизме продвижения товаров национального производства, системе технические стандартов, норм, разрешительных процедур, гармонизации налогообложения.

Эффективность интеграционных процессов связана непосредственно с возможностью предпринимателей – основной движущей силы рыночной экономики – существенно влиять на экономический и инвестиционный рост. Как показывает опыт развития Европейского союза и других объединений ориентация на национальных производителей, развитие экспортного потенциала побуждает государство заключать экономические альянсы с другими странами в целях расширения экономического влияния своих национальных компаний.

К сожалению, негативные тенденции в глобальной и национальной экономике совпали с началом деятельности ЕАЭС. В Казахстане имело место несколько девальваций национальной валюты, правительство пошло на сокращение расходов государственного бюджета, произошло повышение цен на коммунальные услуги, продовольственные товары, что обусловило падение уровня жизни населения и покупательского спроса. Спрос является двигателем экономики, стимулом для работы предприятий, он всегда является спутником экономического роста.

В свою очередь, свобода рыночной экономики и предпринимательская инициатива диктуют условия, ограниченные озабоченностью прибылью и экономической устойчивостью компании. Так как каждый субъект экономики озабочен кругом собственных задач и целей, они могут не совпадать с видением правительства.

К слову, Европейский союз создавался на основе угля и стали, когда основные производители данных видов сырья решили объединиться, произошло, по сути, слияние интересов крупнейших сталеваров и угледобытчиков. Они долгое время лоббировали решение о том, чтобы убрать таможенные барьеры на границе стран для увеличения и облегчения продаж.  Постепенно такой интерес появился и в других отраслях экономики, постепенно интересы крупных предпринимателей и государства совпали, и поступенчато возник Европейский союз, в котором лидируют Германия, Франция, Италия.

В контрасте с ним Евразийский экономический союз не создавался на базе предпринимательской инициативы. Лоббирования интересов отдельных крупных компаний, заинтересованных в выходе на соседние рынки не было. Финансовая устойчивость предприятий помогает получить объективную и всестороннюю оценку потенциалу интеграционных объединений.

Рассмотрим ситуацию на микроуровне. В Казахстане насчитывается 2384 крупных действующих предприятий, 6218 относятся к среднему размеру (таблица 1). Предприятие считается крупным, если оно может трудоустроить более 500 человек в штатном расписании. Положительной тенденцией является то, что в последние годы открываются и функционируют от 30 до 100 крупных инвесторов в год.

Таблица 1 – Количество юридических лиц Республики Казахстан по состоянию на 01.10.2016 г.

 

зарегистрированные

действующие

недействующие

 

количество

%

количество

%

количество

%

Всего

378 028

100

237 402

63

140 626

37

Малые

368 995

100

228 800

62

140 195

38

Средние

6 572

100

6 218

95

354

5

Крупные

2 461

100

2 384

97

77

3

 

Таким образом, только за последний год было открыто 31 предприятие, соответственно свыше 15 000 человек получили постоянную работу. В разрезе областей в 2016 году лидирует Акмолинская (11 предприятий), Кызылординская (8 предприятий).

Если сравнить с данными 2010 года, то, не смотря на кризис последних лет, количество действующих юридических лиц растет, так с 187 161 рост составил 15,5% за пять лет рисунок 18. В тоже время количество недействующих юридических лиц составляло 99 907, а в 2016 году выросло до 140 626 предприятий.

Рисунок 1 - Динамика роста количества действующих средних и крупных юридических лиц в Республике Казахстан

К субъектам среднего предпринимательства относятся индивидуальные предприниматели и юридические лица, осуществляющие предпринимательство, не относящиеся к субъектам малого и крупного предпринимательства, то есть отвечающие следующим критериям: среднегодовая численность работников от 101 до 250 человек; (или) среднегодовой доход выше 300 000-кратного МРП, но не превышает 3 000 000-кратного МРП включительно.

Большинство предприятий после преобразований законодательства попали в категорию малых юридических лиц. Крупные предприятия прибавили в своем количестве на 153 предприятия за 5 лет (рисунок 2), что отражает позитивные тенденции в экономике Казахстана.

Важный показатель экономического здоровья казахстанских предприятий - их возраст. В казахстанской экономике превалируют предприятия с возрастом свыше 10 лет, они занимают около 30% от общего числа предприятий. 1390 крупных юридических лиц имеют возраст свыше 10 лет.

 

Рисунок 2 - Динамика роста количества действующих и недействующих юридических лиц в Республике Казахстан.

Когда определенное государство реализует масштабные инициативы в экономике, например, вхождение в интеграционные процессы, оно опирается на своих экономических агентов, которыми выступают юридические и физические лица. В условиях, когда государственный сектор в экономике не велик, реформы проводить сложнее. Так, в Казахстане действуют государственная, частная и иностранная формы собственности. На протяжении последних пяти лет количество предприятий частной формы собственности увеличивается, оно составляет 84% от общего количества юридических лиц (рисунок 3).

 

Рисунок 3 – Динамика роста количества действующих юридических лиц по форме собственности в Республике Казахстан.

Во 2 квартале 2017 года наблюдалось ослабление негативных процессов в экономике, что было связано с ростом цен на нефтепродукты и адаптацией агентов к новым экономическим условиям (таблица 4). Увеличился спрос на готовую продукцию, улучшились показатели эффективности производства, выросла рентабельность продаж, уменьшилась доля предприятий с просроченной задолженностью. Наблюдалось замедление роста цен на сырье и материалы. Снизилось негативное влияние изменения курса тенге к российскому рублю.

Улучшились показатели эффективности деятельности предприятий:

– выросла доля предприятий, не уменьшивших объем производства продукции;

– выросла доля предприятий, не снизивших производительность труда.

Замедлилось ухудшение показателей ценовых и неценовых условий кредитования.

Во  2017 году в целом по реальному сектору спрос на готовую продукцию показал незначительный рост, диффузионный индекс составил 50,2 по сравнению с 2016 годом. В 2018 году ожидается улучшение спроса, ожидается рост ДИ до 51,1. Спрос на товары во 2 квартале 2017 года увеличился до 51,6, темп снижения спроса на услуги замедлился до 48,7. Динамика спроса на готовую продукцию демонстрирует определенный тренд. На рисунке 3 показано, что начиная с 2013 года, производство товаров и оказание услуг находится в области снижения.

 

Рисунок 3 – Динамика спроса на готовую продукцию в Республике Казахстан

 

В целом с 2007 года произошло заметное замедление роста спроса на продукцию предприятий в целом по экономике. Услуги находятся в такой же тенденции, на них также падает спрос. Как показывает динамика, Казахстан все еще не может вернуться к объемам спроса 2007 года. Начиная с 2008 года, происходило сильное падение востребованности товаров и услуг, падая до самого дна в 2009 году до коэффициента 30,5.

Во 2 квартале 2017 года наблюдался рост объемов производства (ДИ = 54,7), в 2018 году предприятия также ожидают увеличения объемов производства. Во 2 квартале 2017 года доля предприятий с загрузкой производственных мощностей более 90% увеличилась до 12,4%. Доля предприятий, имеющих загрузку производственных мощностей менее 50%, уменьшилась до 33,9%.

 

 

Рисунок 4 – Динамика производства товаров и оказания услуг в Республике Казахстан

В горнодобывающей и обрабатывающей промышленности спрос на готовую продукцию вырос до 53,5 и 51,3, соответственно (рисунок 5).

 

Рисунок 5 – Динамика производства в горнодобывающей и обрабатывающей промышленности в Республике Казахстан

В структуре активов компаний реального сектора незначительно уменьшилась доля краткосрочных активов с 36,5% в 1 квартале 2017 года до 36,3% во 2 квартале 2017 года. В структуре краткосрочных активов увеличилась доля краткосрочной дебиторской задолженности с 40,8% в 1 квартале 2017 года до 41,6% во 2 квартале 2017 года, снизились запасы – с 18,0% в 1 квартале 2017 года до 17,5% во 2 квартале 2017 года.  Оборачиваемость активов и оборотных средств увеличилась до 13,3% и 36,8%, соответственно. Увеличилась доля оборотных средств в активах (до 36,3%).

В структуре пассивов незначительно уменьшилась доля собственного капитала с 46,5% в 1 квартале 2017 года до 46,4% во 2 квартале 2017 года. Увеличилась доля долгосрочных обязательств (с 29,2% до 29,6%), доля краткосрочных обязательств уменьшилась с 24,0% до 23,7%. Ситуация с просроченной задолженностью незначительно улучшилась: уменьшилась доля предприятий с просроченной кредиторской задолженностью до 21,9%. Среди предприятий - участников мониторинга доля предприятий, имеющих просроченную задолженность по займам банков, составила 3,5%.

В структуре краткосрочных обязательств увеличилась доля краткосрочной кредиторской задолженности с 50,6% в 1 квартале 2017 года до 51,1% во 2 квартале 2017 года, доля банковских займов уменьшилась до 19,0%. В структуре долгосрочных обязательств выросла доля долгосрочных займов банков с 54,8% в 1 квартале 2017 года до 56,2% во 2 квартале 2017 года.

Инвестиционная активность предприятий во 2 квартале 2017 года незначительно улучшилась: доля предприятий, не финансировавших инвестиции уменьшилась до 32,5%. При этом доля предприятий, использовавших в этих целях собственные средства увеличилась до 65,0%.

Основным источником финансирования оборотных средств остаются собственные средства предприятий (82,4%). Число предприятий, использующих кредиты банков для пополнения оборотных средств, во 2 квартале 2017 года увеличилась (до 16,2%).

Основными факторами, ограничивающими возможности предприятий в финансировании, являются недостаток финансовых средств, недостаточный спрос на продукцию и конкуренция со стороны других предприятий.  Рентабельность продаж (до налогообложения) предприятий реального сектора выросла до 38,4% (20,7% в 1 квартале 2017 года). В горнодобывающей промышленности рентабельность продаж уменьшилась до 57,4% (58,4% в 1 квартале 2017 года).

Доля убыточных и низкорентабельных предприятий во 2 квартале 2017 года уменьшилась до 22,9% (25,3% в 1 квартале 2017 года), доля высоко-рентабельных предприятий уменьшилась до 35,3% (36,2% в 1 квартале 2017 года). Вместе с тем, доля средне-рентабельных предприятий увеличилась до 41,4% (38,0% в 1 квартале 2017 года).

Во 2 квартале 2017 года уровень спроса предприятий на кредиты банков показал рост.  Во 2 квартале 2017 года доля предприятий, обратившихся в банк за кредитом, выросла до 23,0% (22,2% в 1 квартале 2017 года). Доля предприятий, получивших кредит (в том числе очередной транш по ранее открытой кредитной линии), увеличилась до 18,7% (17,3% в 1 квартале 2017 года). Уменьшился уровень отказов в кредитовании: доля предприятий, которым было отказано в кредите, снизилась до 4,3% (4,9% в 1 квартале 2017 года). Также уменьшилась доля крупных предприятий, не получивших кредит, до 4,2% (5,2% в 1 квартале 2017 года).  Доля предприятий, намеренных взять кредит в 3 квартале 2017 года, уменьшилась до 17,7%. Вместе с тем, потребность в кредитах у предприятий горнодобывающей промышленности увеличилась до 13,0%, в обрабатывающей промышленности уменьшилась до 24,9%.

Во 2 квартале 2017 года незначительно ухудшились ценовые (уровень ставок по кредиту, размер дополнительных комиссий) и неценовые (максимальный размер и срок кредита, требования к финансовому состоянию заемщика, требования к обеспечению) условия кредитования оборотных и основных средств. Средняя процентная ставка по кредитам в тенге во 2 квартале 2017 года уменьшилась до 13,8% годовых (14,3% в 1 квартале 2017 года). Разрыв между фактической процентной ставкой кредитования и приемлемым для предприятий уровнем процентных ставок в тенге снизился: приемлемые процентные ставки составили 7,8% годовых. Фактический срок кредитования в тенге вырос по сравнению с предыдущим кварталом и составил 21 месяц, приемлемый срок кредитования для предприятий – 27 месяцев. Уровень ставок кредитования в инвалюте во 2 квартале 2017 года снизился до 7,7% годовых (8,1% в 1 квартале 2017 года), приемлемый для предприятий уровень ставок составил 3,5%. Фактические сроки кредитования в инвалюте составили 18 месяцев, приемлемые – 24 месяц

Во 2 квартале 2017 года задолженность предприятий по кредитам показала увеличение: ДИ=48,8 (1 квартал 2017 года – 46,2). Активы и собственный капитал предприятий в зоне роста: ДИ активов и собственного капитала составили 52,2 и 51,5, соответственно. Во 2 квартале 2017 года объемы депозитов предприятий в банках в целом по экономике снизились (ДИ=49,9). Снижение отмечается как по депозитам крупных, так и средних и малых предприятий: ДИ = 50,0 и 49,9, соответственно. Предприятия в 3 квартале 2017 года ожидают сохранение объемов депозитов (ДИ= 49,9 как и во 2 квартале 2017 года). ев (в 1 квартале 2017 года: 22 и 23 месяца, соответственно).

 При этом рамки компетенции пропускных пунктов в настоящее время не конкретизированы и не регламентированы официальными правовыми документами. То есть казахстанские производители и перевозчики сельхозпродукции не имеют конкретных сведений в части сроков проведения проверок подконтрольных грузов, перечня требуемой сопроводительной документации, причин и сроков возможных задержек и запретов. Правительство Казахстана направило запрос в правительство России, чтобы те рассмотрели возможности транзита по территории РФ ряда стратегически важных товаров, которые по санкционным причинам. Договор о ЕАЭС позволяет странам – членам союза вводить односторонние ограничения в торговле в целях обеспечения безопасности, подобная практика может вызывать недоверие между странами – членами союза. Отдельно существуют технические и операционные проблемы, вызванные несовершенством законодательного обеспечения. Многие позиции базового Соглашения по ЕАЭС не имеют завершенности и создают почву для бесчисленных конфликтов в различных секторах экономики между всеми участниками.

Для казахстанского бизнеса есть еще одна достаточно серьезная угроза, это возможный отток интеллектуальных ресурсов. Как известно, квалифицированная сила стремится в экономически более благополучные страны. Казахстанские аналитики опасаются, что свобода передвижения людей обернется «утечкой мозгов» из Казахстана в Россию, где выше уровень зарплат.

Сегодня многие факторы сдерживают процессы интеграции. Это ставит под вопрос выгоды от членства в ЕАЭС как для действующих стран-участниц, так и для кандидатов. Бюрократизация и барьеры – это  не что иное, как путь к подрыву доверия сторон друг к другу и усложнению процессов взаимной торговли. Достаточно резонным выглядит вопрос – что приобретает национальный бизнес, а равно и вся экономика республики. Значит ли это, что евразийская интеграция не актуальна и не может дальше развиваться? Вовсе нет, она является объективной необходимостью сегодня. Это важный для Казахстана этап, который поможет ему в долгосрочной перспективе реализовать свой экономический потенциал.


Основные вызовы развития регионов России и Казахстана на современном этапе

По данным Всемирного банка, в период с 1998 по 2013 гг. ВВП Казахстана на душу населения вырос с 1468 до 13890 долларов США, однако затем, в связи с экономическим кризисом и падением цен на углеводороды, снизился до 7715 долларов в 2016-м[57]. При этом Индекс человеческого развития (ИЧР) увеличился с 0,690 до 0,788 в период между 1990 и 2015 гг.[58]. На сегодняшний день Казахстан занимает 56-е место в мире по данному показателю, что соответствует высокому уровню человеческого развития[59].

Российская Федерация также продемонстрировала серьезный экономический рост в данный период: если в 1998 г. ВВП на душу населения составлял 1834 долларов США, то к 2013 г. данный показатель вырос до 15543 долларов[60]. Тем не менее, аналогично Казахстану, подушевой ВВП России начал стремительно падать и в 2016 г. составил 8748 долларов[61]. Наряду с этим, Индекс человеческого развития в РФ вырос за 25 лет до 0.798 (50 месте в мире), что также говорит о высоком уровне человеческого развития[62].

Следует, однако, признать, что экономическому росту сопутствуют и некоторые негативные тенденции: усиление социального и регионального неравенства, увеличение разницы в доходах между «богатыми» и «бедными», ухудшение состояния окружающей среды и т.д.[63].

Для анализа региональных вызовов в России и Казахстане могут быть использованы показатели Коэффициента экономической сложности (КЭС), который характеризует сложность и диверсифицированность экспортируемых товаров страны[64].

В Казахстане, согласно данным за 2014 г., самые высокие показатели сложности экономики демонстрируют города республиканского значения – Астана и Алматы, а также Карагандинская и Алматинская области; самые низкие значения у Мангистауской и Кызылординской областей[65]. Следует подчеркнуть, что сравнительно невысокие показатели имеет Западно-Казахстанская область, которая граничит на западе с российскими Саратовской, Оренбургской и Самарской областями[66].

Несмотря на положительную динамику обрабатывающих регионов (Карагандинская область, Восточный Казахстанская область, Павлодарская область и т.д.), они, тем не менее, уступают нефтегазодобывающим областям по темпам экономического роста. Это негативным образом сказывается на их вкладе в общий ВВП страны.

Различия в экономической сложности регионов закономерным образом отражаются на индексе человеческого развития. Исключение составляют Атырауская и Мангистауская области, где показатели ИЧР являются достаточно высокими в силу развитого нефтегазового сектора.

В России самым экономически диверсифицированным регионом является Московская область, с индексом экономической сложности 1,36; наименьший показатель у Приморского края, для которого КЭС, по данным на 2013 г., составил 0,33[67]. Из приграничных с Казахстаном регионов наиболее сложными являются Курганская (0,636) и Челябинская (0,575) области, которые занимают 7 и 12 место среди прочих субъектов РФ[68].

Российские регионы, равно как и казахстанские, существенно отличаются друг от друга по уровню человеческого развития. Москва и Санкт-Петербург, аналогично Астане и Алматы, являются лидерами в рейтинге ИЧР, а наиболее отстающими субъектами являются Республика Тыва и Еврейская автономная область[69]. Помимо административных центров высокий уровень человеческого развития демонстрируют нефтегазовые регионы – Ямало-Ненецкий автономный округ, Ханты-Мансийский автономный округ и т.д.[70].

ВЫЗОВЫ РАЗВИТИЯ РЕГИОНОВ КАЗАХСТАНА

Руководство Казахстана признает первостепенное значение социальной политики для устойчивого развития страны[71], однако на уровне регионов наблюдаются существенные диспропорции. Мы полагаем, что для решения существующих проблем и выработки долгосрочной стратегии власти республики должны уделять больше внимания развитию человеческого капитала на региональном уровне, чтобы обеспечить условия, при которых экономический рост будет затрагивать наибольшее количество граждан.

Современный Казахстан сталкивается с пятью основными вызовами, которые непосредственно связаны с целями устойчивого развития (ЦУР).

1. Высокий уровень социально-экономического неравенства между регионами

К отстающим регионам мы относим Кызылординскую и Актюбинскую области, которые имеют сравнительно низкие значения ВРП на душу населения и роста ВРП на душу населения. Будучи промышленно развитым регионом, Актюбинская область может улучшить свои показатели за счет модернизации заводов и оборудования для повышения производительности и перехода к более передовому производству. Для Кызылординской области актуален вопрос о диверсификации экономики в пользу несырьевого сектора, например, IT-услуг. Не последнюю роль в этих процессах должны играть территории с высокими показателями ВРП на душу населения – Астана и Алматы, которые также являются административными центрами. Они могут дополнительно стимулировать экономический рост в отстающих регионах через долгосрочные программы развития и т.д.

2. Неравномерное внедрение инноваций и неравномерное развитие инфраструктуры

Астана и Алматы превосходят прочие регионы Казахстана не только по уровню доходов на душу населения, но и по объему инвестиций в инновационные технологии. По данным на 2015 г. затраты на исследования и разработки (R&D, как % от уровня ВВП) в Алматы составили 0,42%, в то время, как в Кызылординской и Северо-Казахстанской областях данный показатель равен 0,02% и 0,03% соответственно[72]. Таким образом, наблюдается 20-кратный разрыв между наиболее и наименее финансируемыми регионами. Исключение составляет нефтегазовая Мангистауская область, показатели R&D которой сопоставимы с Астаной и Алматы[73].

3. Разные уровни экономического роста, производительности и занятости

Хотя средний уровень безработицы в Казахстане составляет 5%[74] (довольно низкий по международным меркам), показатели занятости все же варьируются от региона к региону. Регионам с самым высоким уровнем безработицы (например, Южно-Казахстанская и Мангистауская области) необходимы структурные реформы, а их власти должны проводить более активную политику на рынке труда. Кроме того, стимулирование малого и среднего бизнеса в регионе будет способствовать созданию новых рабочих мест.

Другим важнейшим аспектом устойчивого развития является производительность труда. В этом смысле регионы Казахстана также крайне поляризованы. Самый высокий уровень производительности труда демонстрируют города республиканского значения Астана и Алматы[75]. Атырауская и Мангистауская области – территории с относительно высокой производительностью труда, но низкими темпами роста производительности[76]. Заметим, что показатель R&D последней – один из самых высоких в стране, что может говорить о нерациональном использовании выделяемых средств. Помимо технологических проектов в нефтегазовой отрасли, особое внимание следует уделить повышению уровня квалификации обслуживающего персонала и менеджмента предприятий. Данная рекомендация относится и к прочим регионам Казахстана с низкой производительностью труда.

4. Разный уровень доступа к услугам здравоохранения

В настоящее время сложились условия, когда некоторые регионы на юге Казахстана (в частности, Мангистауская, Южно-Казахстанская и Алматинская области) испытывают острую нехватку врачей. Неравномерный доступ к услугам здравоохранения отражает, например, показатель детской смертности. Так, в Кызылординской области на 1000 детей до 5 лет приходится 16,45 смертей, в то время как в Астане – всего 8,08[77].

Для решения этих проблем необходимо развитие медицинской инфраструктуры и дополнительное стимулирование врачей, работающих в отдаленных уголках страны. В частности, Мангистауская область обладает необходимыми для этого финансовыми ресурсами, поступающими от экспорта газа и нефти.

5. Разный уровень доступа к образовательным услугам

Для устойчивого развития качественное образование является таким же фундаментальным компонентом, как здравоохранение. Доступ к образовательным услугам естественным образом влияет на производительность труда и прочие экономические показатели. На сегодняшний день десять регионов Казахстана не имеют возможности обеспечить места в детских садах всем детям[78].

ВЫЗОВЫ РАЗВИТИЯ РЕГИОНОВ РОССИИ

Чтобы отойти от модели экономики, основанной на экспорте углеводородов, и перейти к новой экономической парадигме, необходимо сбалансированное развитие экономической и социальной сфер. Любая стратегия, концепция или программа развития включает в себя набор четко определенных целей и задач, выраженных в количественных показателях, что позволяет отслеживать прогресс в достижении этих целей в среднесрочной и долгосрочной перспективе. Мы полагаем, что Повестка дня в области устойчивого развития[79], принятая ООН в 2016 г. и определяющая 17 основных целей (ЦУР), может быть использована и для России.

Мы выделяем следующие вызовы развития российских регионов в контексте ЦУР.

1. Высокий уровень социально-экономического неравенства между регионами

Данная проблема актуальна для обеих республик, однако в России имеет собственную специфику. Децентрализация в рамках формирования новых федеративных отношений рассматривалась как часть процесса экономической и политической либерализации, однако не дала позитивных результатов, которые бы способствовали приумножению региональных ресурсов развития[80]. Напротив, возникла реальная угроза целостности страны. Следствием политики децентрализации стало усиление диспропорций между регионами, поскольку от этого выиграли главным образом сильные территории.

Исходя из показателей ВРП на душу населения, наиболее развитыми регионами России являются Ненецкий автономный округ (5,8 млн. рублей) и Ямало-Ненецкий автономный округ (3,6 млн. рублей); самые низкие показатели у Чеченской республики и Республики Ингушетия – 0,11 млн. рублей и 0,1 млн. рублей соответственно[81]. Такой разрыв обусловлен прежде всего развитым нефтегазовым сектором северных территорий. В свою очередь республики Северного Кавказа являются дотационными регионами, на развитие внутренней инфраструктуры которых выделяются значительные средства из федерального бюджета.

Указанная проблема усугубляется дефицитом консолидированных бюджетов субъектов РФ, достигшим в 2013 г. рекордной величины, в пять раз превысив плановое значение и в два раза – дефицит федерального бюджета[82]. Тем не менее, начиная с 2014 г., некоторые российские регионы демонстрируют положительную динамику. Так, например, если в 2014 г. дефицит бюджета Саратовской области составлял 7,25 млрд. рублей, то уже в 2017 г. был принят бездефицитный бюджет[83].

2. Неравномерное внедрение инноваций и неравномерное развитие инфраструктуры

Если на федеральном уровне затраты на исследования и разработки достигли 943,8 млрд. рублей в 2016 году (рост в 2,4 раза за 16 лет)[84], то на уровне регионов данный показатель также существенно варьируется. Аналогично Казахстану, лидерами по уровню расходов на науку являются административные центры – Москва (330 млрд. рублей) и Санкт-Петербург (115 млрд. рублей)[85]; аутсайдерами являются Чукотский автономный округ (39 млн. рублей) и Республика Калмыкия (72 млн. рублей)[86].

Отметим, что для сложившейся в России модели финансовой поддержки научных исследований характерна слабая активность предпринимательского сектора, что заметно отличает ее от других развитых экономик мира. Так, несмотря на рост абсолютных затрат на науку в период с 2000 по 2016 гг., доля бизнеса, как источника финансирования, сократилась с 32,9 до 28,1%[87]. Решению данной проблемы могло бы способствовать дальнейшее развитие межсекторного социального партнерства между государством, бизнесом и научно-исследовательскими организациями.

3. Разные уровни экономического роста, производительности и занятости

По данным на 2017 г., средний уровень безработицы в России составляет 5,2%[88] - величина, сопоставимая с казахстанскими показателями. И, как и в Казахстане, занятость населения неодинакова в различных российских регионах. Согласно данным за 2012 г., наибольшее количество безработных проживает в Чеченской Республике и Республике Ингушетия – 30% и 48% соответственно[89]. Данная ситуация объясняется доминированием традиционного хозяйства у народов Северного Кавказа и слабым уровнем их интеграции в российскую экономику. Такое хозяйство в большинстве случаев не является элементом формального сектора экономики, т.е. уклоняется от установленной в РФ системы правил и норм, не подразумевает выплату налогов, а также не поддается измерению и учету. Все это создает трудности для дальнейшего развития северокавказских республик.

Изменение индекса производительности труда в субъектах Российской Федерации было крайне неустойчивым в динамике 2005–2015 гг. При этом, если в большинстве регионов в период мирового финансового кризиса произошел спад производительности труда, то в других регионах (Республика Коми, республики Северного Кавказа) сокращение данного показателя не происходило[90]. Кроме того, с 2006 по 2015 гг. в 9 субъектах РФ сохранялся устойчивый прирост производительности труда, в том числе в период международного финансового кризиса: республики Адыгея, Башкортостан, Дагестан, Марий Эл, Архангельская, Белгородская, Пензенская и Томская области[91].

Мы полагаем, что региональная дифференциация производительности труда является следствием отраслевой структуры российской экономики. Кроме того, имеют место существенные различия в материально-техническом обеспечении региональных производств, наличии/дефиците квалифицированной рабочей силы и т.д. Не в последнюю очередь данная проблема может быть связана с недостаточным вниманием руководства субъектов РФ к вопросу повышения производительности труда.

4. Разный уровень доступа к услугам здравоохранения

В период 2000–2012 гг. государственное финансирование здравоохранения в России выросло в 2,3 раза в реальном выражении. При этом уровень доступа к услугам здравоохранения варьируется не только от региона к региону, но и внутри самих субъектов РФ (например, областной центр и отдаленные уголки области). Следует отметить, что для решения данной проблемы была разработана обновленная система ОМС, которая позволила существенно уменьшить неравенство в размерах финансового обеспечения медицинской помощи гражданам в разных регионах. Различия в размерах доходов территориальных фондов ОМС в расчете на одного жителя, достигавшие в 2010 г. 4,2 раза, составили в 2014 г. 1,9 раза[92].

5. Разный уровень доступа к образовательным услугам

По формальным показателям уровень образования населения России – один из самых высоких в мире: российская система дошкольного и школьного образования обеспечивает его доступность на уровне стран с высоким ВВП на душу населения; Россия опережает страны ОЭСР и по доле населения, успешно завершившего обучение на всех уровнях[93]. Тем не менее, современные исследователи говорят о наличии экономического барьера доступа к качественному школьному образованию, который опирается, с одной стороны, на существующее экономическое расслоение, а с другой, – на формальные и полуформальные механизмы оплаты образовательных услуг[94]. В свою очередь затрудненный доступ к образовательным услугам препятствует «взращиванию» квалифицированных кадров в стране. 

Также, согласно рейтингу субъектов Российской Федерации по уровню автоматизации образовательной деятельности по программам общего образования, материально-техническая база российских школ разнится от региона к региону. К субъектам РФ с низким уровнем автоматизации образовательной деятельности относятся Чеченская республика, Республика Бурятия, Белгородская и Нижегородская области, а также 16 других регионов[95]. Таким образом, предстоит большая работа по приведению региональных систем к Единым функционально-техническим требованиям, предъявляемым к информационным системам в РФ.

Вывод

Подводя итог данному разделу, следует особо подчеркнуть, что социально-экономическое неравенство регионов России и Казахстана оказывает негативное влияние не только на национальные экономики этих стран, но и на характер приграничного сотрудничества между ними. Дальнейшая поляризация территорий в перспективе также может стать серьезным препятствием на пути евразийской интеграции. 


Заключение

Одной из важных стратегических задач регионального многостороннего взаимодействия является превращение региона в зону совместного развития. Субъектность Евразии в мировых делах может быть основана только на реализации масштабных экономических проектов, которые свяжут континент в единое целое. Сотрудничества требует и необходимость противодействия общим трансграничным и внерегиональным угрозам, таким как перепады на рынках углеводородов, санкции как феномен новой политико-экономической реальности, наркотрафик, экологическая миграция и общие угрозы в связи с ухудшением обстановки в Афганистане, фактором «Исламского государства», общей угрозой исламизма.

Естественный центр Евразии – Казахстан, Сибирь, регион Центральной Азии. Здесь расположены колоссальные природные ресурсы, включая такие важные, как нефть, газ, редкоземельные цветные металлы, через эти регионы проходят кратчайшие, наиболее рентабельные и безопасные транспортные маршруты, соединяющие два колосса современной мировой экономики – Европу, Восточную и Юго-Восточную Азию.

С точки зрения государств, которые участвуют в региональном взаимодействии (в первую очередь Казахстан, Россия и Китай), Центральная Евразия – это территория сотрудничества и гармонии, а не конкуренции моделей развития или направлений экономической ориентации. Чтобы создать условия для собственного роста и процветания, все стороны готовы искать взаимоприемлемые компромиссы, учитывать интересы друг друга в любых сферах сотрудничества. Подобная договороспособность является важным гарантом международно-политической стабильности региона – основы долгосрочного межгосударственного сотрудничества.

Учитывая все эти преимущества, Центральная Евразия способна стать новым центром притяжения капитала и инвестиций, а в геополитическом и геоэкономическом смыслах – ключевым элементом Большой Евразии, включающей в себя Европейский союз, собственно сам центр Евразии, Восточную и Юго-Восточную Азию, Южную Азию и регион Персидского залива.

Главными движущими силами развития международной кооперации в Евразии должны стать наиболее перспективные и взаимодополняющие межгосударственные проекты как, Евразийская экономическая интеграция и масштабное партнерство в рамках Экономического пояса Шелкового пути.Каждый из них имеет свою концептуальную основу и обладает целым рядом плюсов и минусов.

В целом позиции России и Казахстана в отношении перспектив развития евразийской интеграции в рамках ЕАЭС совпадают, но в тоже самое время есть ряд позиций, по которым между двумя странами существуют определенные разногласия.

Во-первых, несмотря на совпадение общих принципов евразийской интеграции, между сторонами есть различия в отношении перспектив и направлений развития интеграционных процессов в рамках ЕАЭС (например, несогласие Казахстан вызывают такие российские интеграционные инициативы как создание «единой валюты» ЕАЭС, учреждение «общего» (наднационального) парламента, создание «единого информационного пространства»  т.е. все то, что так или иначе может быть истолковано как «покушение» на суверенитет стран-участниц ЕАЭС).

Во-вторых, Казахстан последовательно отстаивает исключительно экономический характер ЕАЭС: «ЕАЭС – это чисто экономическое объединение, которое никак не затрагивает культурно-гуманитарное развитие и не влияет на национальную идентичность стран-участниц». Любые оценки Союза как геополитического проекта категорически отвергаются казахстанской стороной.

В-третьих, расходятся взгляды России и Казахстана по вопросу перспектив дальнейшего расширения ЕАЭС: в 2013 году президент Казахстана Н.Назарбаев озвучил идею возможного вступления Турции в ЕАЭС, несмотря на тот факт, что Турция с 1995 года входит в единое с Европейским союзом таможенное пространство и является членом НАТО. Более того, в 2015-2016 гг. Казахстан активизировал развитие двусторонних отношений с Турцией. В ответ на предложение казахстанского руководства  В.Путин в том же 2013 году выдвинул идею о возможности присоединения к Таможенному союзу, а затем и ЕАЭС Индии, с которой Россия уже ведет активные переговоры по этому вопросу.

В-четвертых, обеспокоенность Казахстана вызывает проблема торгового дисбаланса в отношениях с другими участниками евразийской интеграции: например, Казахстан вывозит из России товаров на сумму в 2,5 раза больше, чем экспортирует в РФ,[96] а сотрудничество с Белоруссией и другими участниками ЕАЭС является в большей степени результатом взаимодействия с Россией и через Россию.

В-пятых, в информационном поле Казахстана достаточно активно работают представители националистической оппозиции, которые стремятся сформировать негативный образ России, как страны, которая посредством ЕАЭС стремится «колонизовать» Казахстан. Такого рода провокационные идеи крайне опасны потому, что политическая элита в Казахстане очень неоднородна и далеко не все поддерживают политическую линию Н.Назарбаева. В силу естественных причин в среднесрочной перспективе возможна смена власти, а значит, возможно, изменение политической стратегии. Поэтому развитие интеграции путем реализации долгосрочных экономических проектов с участием России может стать гарантией от рисков политических кризисов во взаимоотношениях России и Казахстана. Показателен в этом отношении также тот факт, что полной поддержки российских ответных на западные санкции мер Казахстан не оказал, хотя в 2014 году руководство РК пообещало не пропускать через свою территорию в Россию европейские санкционные товары.

Тем не менее, не вызывает сомнений тот факт, что именно Россия и Казахстан являются «локомотивами» современных интеграционных процессов в Евразии, а российско-казахстанское взаимодействие оценивается как «цементирующее звено» всей евразийской интеграции. В рамках заседания Евразийского межправительственного совета и Совета Евразийской экономической комиссии регулярно проводятся встречи глав правительств России и Казахстана. Сегодня ЕАЭС – это еще одна площадка развития двусторонних связей двух стран.

Итак, Россия является крупнейшим торговым партнером Казахстана: доля двустороннего торгового оборота составляет около 20% от общего объема внешней торговли РК (средний годовой объем взаимного товарооборота составляет около 21 миллиарда долларов). В последние годы в условиях сложной экономической и геополитической обстановки товарооборот между двумя странами несколько снизился, однако в Казахстане по-прежнему активно действует более 5 600 предприятий с участием российского капитала. Казахстан привлекателен для российского бизнеса по следующим причинам: налоговые преимущества, удобство ведения бизнеса, скорость внедрения новых технических регламентов и т.д.  Для России Казахстан также является одним из основных внешнеторговых партнеров (2 место среди стран СНГ, 9 место в мире).

Таким образом, торгово-экономические отношения России и Казахстана на данном этапе имеют неоднозначный характер: наряду с очевидными успехами и достижениями нерешенными остается ряд проблем. Тем не менее, Россия и Казахстан – это страны с огромным ресурсным потенциалом, что создает определенные перспективы для их дальнейшего развития не только в двустороннем формате, но и в рамках интеграционных процессов в формате ЕАЭС.

Развитию межрегионального сотрудничества двух стран способствует ряд объективных предпосылок, в том числе исторического и географического характера:

В долгосрочной перспективе координация взаимодействия регионов в рамках ЕАЭС создаст необходимые условия для проявления интеграционных эффектов:

·                   снижения неравенства между странами;

·                   адаптации к интеграции в глобальную экономику;

·                   обеспечения «классических» экономических свобод;

·                   повышения конкурентоспособности экономик.

Благодаря интеграции будут созданы новые сегменты рынка, усилится торгово-экономическое сотрудничество, увеличится взаимная торговля товарами промежуточного назначения, возрастет экспорт, сократится доля импорта.

В долгосрочной перспективе ЕАЭС должен быть активно представлен в складывающейся системе «интеграции интеграций» – во взаимодействии и решении глобальных проблем на уровне интеграционных объединений мира. Это позволит создать определенный «запас прочности» и укрепить экономическую основу Евразийского экономического союза.

Основная группа экономических рисков (вызов) сводится к неустойчивости мировой экономики и действий ее основных акторов. В среднесрочной перспективе ожидается смещение центров экономического развития в Китай и Индию, что повлияет на направления международных торговых и инвестиционных потоков. Азия закрепляет за собой статус основной глобальной производственной площадки.

К существенным рискам развития интеграционного объединения можно отнести исчерпание первичных эффектов интеграции, достигнутых в первые годы функционирования ЕАЭС, достигнутых за счет упразднения таможенных барьеров, а также длительность формирования новых драйверов экономического роста. Поэтому важно развивать процессы, направленные на повышение макроустойчивости и конкурентоспособности регионов России и Казахстана.

 В частности, полагаем, что следующие меры будут способствовать развитию межрегионального диалога двух стран,на федеральном уровне России и общегосударственном уровне Казахстана[97]:

1. Необходимо устранять диспропорции в приграничном сотрудничестве, приводящие к тому, что существует явное преобладание уровня взаимодействия одних регионов России с соседними областями Казахстана и недостаточное раскрытие потенциала взаимодействия, существующего у других приграничных административно-территориальных единиц. В этой связи было бы логично чаще проводить Форумы приграничного сотрудничества между Россией и Казахстаном с участием первых лиц двух государств не только в регионах с максимальным уровнем сотрудничества, но и в тех субъектах России, где прежде они не проходили никогда. Например, в Саратове или в Волгограде. Организация подобных саммитов позволила бы вывести диалог о приграничном сотрудничестве данных регионов с сопредельными казахстанскими территориями на новый уровень, подготовить и запустить при содействии центральной власти множество новых совместных проектов в аграрной, промышленной, культурной и образовательной сферах.

2. Также считаем предельно важным максимально диверсифицировать приграничное сотрудничество с использованием механизмов Евразийского экономического союза. Сейчас в приграничном сотрудничестве доминирует сырьевой сектор и экспортно-импортные операции с сырьем. Физический товарооборот пока отличается ограниченным ассортиментом. Соответственно, вполне реализуемыми представляются высокотехнологичные проекты, обмен готовыми изделиями. Доля совместных высокотехнологических проектов – мизерна. Недостаточно диверсифицированной представляется и структура поставок российских регионов в сопредельные регионы Казахстана, где в основном экспортируется агросырье и продукция для казахстанского машиностроения. Соответственно, профильные министерства и ведомства двух стран должны принимать совместные программы, подписывать соглашения, направленные на диверсификацию экономической составляющей приграничного сотрудничества.

3. Также полагаем обязательным для общегосударственных, региональных органов власти России, Казахстана санкционировать процесс составления списков тех предприятий, заводов, агрокомплексов, которые до 1991 года работали в тесной связке с казахстанскими соседями. Это необходимо для проведения своеобразной ревизии, целью коей является выявление былых форм кооперации, какие можно восстановить в современных условиях даже с учетом изменившихся структур экономики. Механизмы Евразийского экономического союза, позволившего устроить Единое экономическое пространство с полной отменой таможенных барьеров, сыграли бы роль стимулятора возрождения формата совместного хозяйствования, порушенного 1991 годом.

4. Министерства экономического развития, финансов РФ совместно с Федеральной налоговой службой и аналогичными структурами Республики Казахстан могли бы предусмотреть режим временных налоговых льгот для новых совместных российско-казахстанских предприятий, развивающихся в приграничье с 2015 года. Упомянутая мера позволила бы им в максимально короткие сроки нарастить прибыль и превратиться в устойчивые компании, уверенно приходящие на рынки двух стран, дающие рабочие места, укрепляющие межгосударственные связи на уровне экономики. Известно, что после начала работы Евразийского союза в одной Западно-Казахстанской области появилось 100 новых казахстанско-российских предприятий. И столь яркий показатель – далеко не предел. Необходимо также в юридическом плане расписать, последовательность, алгоритм действий по созданию совместных консорциумов, акционерных обществ. Это позволит создать режим особого благоприятствования, позволяющий развиваться в целом евразийскому проекту.

5. Власти двух стран должны провести совместную работу, направленную на уменьшение «пробок» автотранспорта, скапливающихся на границах государств. Огромные очереди показывают тот факт, что на сегодняшний день российско-казахстанская граница обладает недостаточным количеством многополосных дорог, терминалов и контрольно-пропускных пунктов. Грузопоток вырос, нынешние пограничные пункты пропуска уже не справляются с таким потом людей, автомобилей, товаров.

6. В целом развитие торгово-экономического сотрудничества на уровне регионов требует консолидации власти, общественных организаций и бизнес-сообщества. Содействие укреплению такого взаимодействия – одна из главных задач «Российско-Казахстанского экспертного IQ-клуба».

 

 



[1] Шкромада В.И., Лебедев А.О. Приграничное сотрудничество как составляющая экономической интеграции регионов СНГ // Научные ведомости Белгородского государственного университета. Серия: Экономика. Информатика. – 2013. - № 8-1 (151), том 26. – С. 28.

[2] Вардомский Л.Б. Приграничное сотрудничество на «новых и старых» границах России // Евразийская экономическая интеграция. – 2008. - № 1. – С. 92.

[3] Рейтинг социально-экономического положения субъектов РФ. Итоги 2016 г. М., 2017 // http://vid1.rian.ru/ig/ratings/rating_regions_2017.pdf (дата доступа 15.03.2018).

[4]Рейтинг регионов РФ по качеству жизни – 2017 http://vid1.rian.ru/ig/ratings/life_2017.pdf (дата доступа 15.03.2018).

[5] Показатели уровня долговой нагрузки субъектов РФ – итоги 2016 года // http://vid1.rian.ru/ig/ratings/gosdolg_2017.pdf (дата доступа 15.03.2018).

[6]Рейтинг инновационного развития субъектов Российской Федерации. Выпуск 5 / Г. И. АбдрахмановаП. Д. БахтинЛ. М. Гохберг и др.; под. ред. Л. М. Гохберга; Нац. исслед. ун-т «Высшая школа экономики». — М.: НИУ ВШЭ, 2017. — 260 с.

[7]Распоряжение Правительства РФ от 17.11.2008 N 1662-р (ред. от 10.02.2017) <О Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года> (вместе с "Концепцией долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года") // http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_82134/(дата доступа 15.03.2018).

 

[8]Распоряжение Правительства РФ от 17.11.2008 N 1662-р (ред. от 10.02.2017) <О Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года> (вместе с "Концепцией долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года") // http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_82134/f896af7cef43c462270...  (дата доступа 15.03.2018).

[9]Указ Президента Российской Федерации от 16.01.2017 г. № 13. Об утверждении Основ государственной политики регионального развития Российской Федерации на период до 2025 года // http://kremlin.ru/acts/bank/41641 (дата доступа 15.03.2018).[10]Указ Президента Российской Федерации от 16.01.2017 г. № 13

Об утверждении Основ государственной политики регионального развития Российской Федерации на период до 2025 года // http://kremlin.ru/acts/bank/41641 (дата доступа 15.03.2018).

[11]Указ Президента Российской Федерации от 08.09.2014 г. № 612

Об упразднении Министерства регионального развития Российской Федерации // http://kremlin.ru/acts/bank/38853 (дата доступа 15.03.2018).

                                                                                             

[12] ЗАО «Международный центр развития регионов» http://www.mfrr.ru/about.html

[13]Послание Президента Республики Казахстан Н.Назарбаева народу Казахстана. 11 ноября 2014 г. // http://www.akorda.kz/ru/addresses/poslanie-prezidenta-respubliki-kazahstan-nnazarbaeva-narodu-kazahstana-11-noyabrya-2014-g (дата обращения 15.03.2018).

[14] КОНСТИТУЦИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (с учетом поправок, внесенных Законами Российской Федерации о поправках к Конституции Российской Федерации от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ,от 05.02.2014 N 2-ФКЗ, от 21.07.2014 N 11-ФКЗ) http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_28399/  

[15] Программа приграничного сотрудничества «Россия – Латвия» на период с 2014 по 2020 гг. http://latruscbc.eu/wp-content/uploads/2016/11/Latvia-Russia-JOP.EC-Appr...

[16] Указ Президента РФ от 03.06.1996 N 803 "Об Основных положениях региональной политики в Российской Федерации" http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_10590/

[17] Федеральный закон "О координации международных и внешнеэкономических связей субъектов Российской Федерации" от 04.01.1999 N 4-ФЗ (последняя редакция) http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_21476/

[18] Распоряжение Правительства РФ от 17.11.2008 N 1662-р (ред. от 10.02.2017) <О Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года> http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_82134/

[19] Таможенный союз и приграничное сотрудничество Казахстана и России. – Санкт-Петербург, 2012. – С. 6-7.

[20] Решение о Концепции межрегионального и приграничного сотрудничества государств-участников Содружества Независимых Государств от 15 сентября 2004 года http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=INT;n=43259#09...

[21] Базовые документы: Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи от 25 мая 1992 г.; Декларация о вечной дружбе и союзничестве, ориентированном в XXI столетие, от 6 июля 1998 года; Договор между Российской Федерацией и Республикой Казахстан о добрососедстве и союзничестве в XXI веке (вступил в силу 22 декабря 2014 г.) и др. / Официальный сайт МИД РФ. - http://www.mid.ru/ru/maps/kz/?currentpage=main-country

[22] Назарбаев, Н.А.Евразийский союз: идеи, практика, перспективы, 1994–1997. / Н.А.Назарбаев. - М. : Фонд содействия развитию соц. и полит.наук, 1997.

[23] Концепция внешней политики Российской Федерации (утверждена Президентом Российской Федерации В.В.Путиным 30 ноября 2016 г.) - http://www.mid.ru/foreign_policy/news/-/asset_publisher/cKNonkJE02Bw/content/id/2542248

[24]Концепция внешней политики Российской Федерации (утверждена Президентом Российской Федерации В.В.Путиным 30 ноября 2016 г.) - http://www.mid.ru/foreign_policy/news/-/asset_publisher/cKNonkJE02Bw/content/id/2542248

[25] Концепция внешней политики Республики Казахстан на 2014 – 2020 годы // Министерство иностранных дел Республики Казахстан // http://www.mfa.kz/index.php/ru/vneshnyaya-politika/kontseptsiya-vneshnoj... - 10.05.2015.

[26]Евразийская экономическая интеграция: 20 наиболее часто задаваемых казахстанцами  вопросов -   https://www.enu.kz/downloads/broshura-na-okds-rus.pdf

[27] Концепция внешней политики Республики Казахстан на 2014 – 2020 годы // Министерство иностранных дел Республики Казахстан // http://www.mfa.kz/index.php/ru/vneshnyaya-politika/kontseptsiya-vneshnoj... - 10.05.2015

[28] Там же.

[29]Аршинов Ю.Е., Лапенко М.В., Лагутина М.Л., Оспанова А.Н., Шенин С.Ю. Россия-Казахстан: экономика отношений. Саратов. 2018 С. 21-22

 

[30] Евразийская экономическая интеграция: 20 наиболее часто задаваемых казахстанцами  вопросов -   https://www.enu.kz/downloads/broshura-na-okds-rus.pdf

[31] Гусев Л.Ю., Казанцев А.А. Российско-казахстанские отношения: проблемы и перспективы // Управленческое консультирование №1. 2015. С.33.

[32] Характеристика Казахстанско-Российских отношений. - http://www.kazembassy.ru/ru/dvustoronneesotrudnichestvo/harakteristikaot...

[33]Президент ТПП РФ Сергей Катырин: Казахстан - надежный партнер. -  https://tpprf.ru/ru/news/prezident-tpp-rf-sergey-katyrin-kazakhstan-nade...

[34] Государственный визит В.В.Путина в Казахстан.  15.10.2015. - http://www.kazembassy.ru/ru/mpolitika/7376-2015-10-15-07-19-47

[35] Курныкин А.Ю. Потенциал и факторы сотрудничества приграничных регионов России и Казахстана. 22.09.2016.[Электронный ресурс]. URL: http://ashpi.asu.ru/ic/?p=3195

[36] Межрегиональное и приграничное сотрудничество Казахстана и России. / Башмаков А.А. От приграничного сотрудничества к евразийской экономической интеграции. Алматы, КИСИ при Прези- денте РК, 2013. С.63.

[37] Курныкин А.Ю. Потенциал и факторы сотрудничества приграничных регионов России и Казахстана. 22.09.2016.[Электронный ресурс]. URL: http://ashpi.asu.ru/ic/?p=3195

[38] Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Республики Казахстан о межрегиональном и приграничном сотрудничестве. [Электронный ресурс]. URL: http://www.conventions.ru/view_base.php?id=1225 (дата обращения: 17.01.2017)

[39] Сайт Торгового представительства Российской Федерации в Республике Казахстан. [Электронный ресурс]. URL:http://www.rustrade.kz

[40] Сайт Торгового представительства Республики Казахстан в Российской Федерации. [Электронный ресурс]. URL: http://kaztrade.ru

[41] Жундубаев М.К. Современная практика приграничного сотрудничества российских и казахстанских регионов в экономической сфере. // Социум и власть. №2 (40). 2013. С. 87.

[42] Аршинов Ю.Е., Жолдасбекова А.Н., Кузьмина Е.М., Лапенко М.В., Немчинова Т.С., Оспанова А.Н., Шенин А.С. Сценарии интеграционного развития евразийского пространства: перспектива-2025 Саратов. 2018С. 43-44

 

[43]URL:https://strategy2050.kz/ru/page/message_text (дата обращения: 22.04.2016)

[44]URL: http://www.akorda.kz/ru/page/page_poslanie-prezidenta-respubliki-kazakhstan-lidera-natsii-nursultana-nazarbaeva-narodu-kazakhstana- (дата обращения: 10.05.2016)

[45]URL: http://adilet.zan.kz/rus/docs/U1400000732 (дата обращения: 22.04.2017)

[46]http://erasmusplus.kz/attachments/article/156/%D0%93%D0%9F%D0%98%D0%98%D0%A0.pdf(дата обращения: 22.04.2017)

[47]URL: http://reestr.palata.kz/uploads/files/09c8cbc3b807da9b98a1aa62b71f7677.pdf  (дата обращения: 22.04.2017)

[48]URL: http://adilet.zan.kz/rus/docs/K1500000100 (дата обращения: 22.04.2017)

[49] В Алматы презентовали стратегию транспортно-логистической системы Казахстана. URL: Today.kz: (дата обращения: 22.09.2012)

[50] К 2020 г. запланировано строительство новых 9 автовокзалов и 61 автостанции, 733 пунктов обслуживания пассажиров в селах и аулах. Будут приведены в соответствие со стандартами 34 автовокзала и 138 автостанций, проведены ремонтные работы 300 ж/д вокзалов и реконструированы 14 аэропортов.

[51] Аршинов Ю.Е., Жолдасбекова А.Н., Кузьмина Е.М., Лапенко М.В., Немчинова Т.С., Оспанова А.Н., Шенин А.С. Сценарии интеграционного развития евразийского пространства: перспектива-2025 Саратов. 2018 C.49- 51

[52]URL: http://www.eurasiancommission.org/ru/act/integr_i_makroec/dep_stat/econstat/Documents/Brief_Statistics_Yearbook_2017.pdf  (дата обращения: 29.04.2017)

[53]URL: http://www.eurasiancommission.org/ru/act/integr_i_makroec/dep_stat/econstat/Documents/Brief_Statistics_Yearbook_2017.pdf(дата обращения: 29.04.2017)

[54]URL: http://2020strategy.ru/data/2012/03/14/1214585998/1itog.pdf (дата обращения: 22.04.2017)

[55] Прогноз долгосрочного социально-экономического развития  Российской Федерации на период до 2013 года. Министерство экономического развития РФ. Москва Март, 2013.URL:http://government.ru/media/files/41d457592e04b76338b7.pdf(дата обращения: 20.04.2017)

[56] товар считается произведенным на территории страны СНГ или ТС, если он подвергнут достаточной переработке или стоимость материалов иностранного происхождения не превышает 5% цены конечного товара.

 

[57] Обзор по Казахстану [Электронный ресурс] // Всемирный банк: офиц. сайт. 2016. URL: http://www.vsemirnyjbank.org/ru/country/kazakhstan/overview (дата обращения 17.03.2018).

[58] Казахстан поднялся в рейтинге Индекса человеческого развития ООН на 14 позиций [Электронный ресурс] // Закон.кз: интернет-издание. 2015. URL: https://www.zakon.kz/4763142-kazakhstan-podnjalsja-v-rejjtinge.html (дата обращения 17.03.2018).

[59] Там же.

[60] Обзор по России [Электронный ресурс] // Всемирный банк: офиц. сайт. 2016. URL: http://www.vsemirnyjbank.org/ru/country/russia/overview#3 (дата обращения 18.03.2018).

[61] Там же.

[62] Индекс развития человеческого потенциала [Электронный ресурс] // Гуманитарные технологии: аналитический портал. 2015. URL: http://gtmarket.ru/ratings/human-development-index/human-development-index-info (дата обращения 18.03.2018).

[63] Большакова Ю.М., Большаков С.Н. Социальное неравенство и проблемы экономического роста // Корпоративное управление и инновационное развитие экономики Севера: Вестник Научно-исследовательского центра корпоративного права, управления и венчурного инвестирования Сыктывкарского государственного университета. 2016. № 3. С. 12-18.

[64] Домнин С. Быстрее, выше, сложнее [Электронный ресурс] // Эксперт-Казахстан: интернет-издание. 2017. URL: http://expertonline.kz/a15251/ (дата обращения 17.03.2018).

[65] Рейтинг стран по экономической сложности [Электронный ресурс] // TheObservatory of Economic Complexity: офиц. сайт. 2016. URL: https://atlas.media.mit.edu/ru/rankings/country/ (дата обращения 17.03.2018).

[66] Там же.

[67] Любимов И.Л., Гвоздева М.А., Казакова М.В., Нестерова К.В. Сложность экономики и возможность

диверсификации экспорта в российских регионах // Журнал Новой экономической ассоциации. 2017. № 2. С. 113-116.

[68] Там же.

[69] Доклад о человеческом развитии в Российской Федерации [Электронный ресурс] // Аналитический центр при Правительстве Российской Федерации: офиц. сайт. 2016. С. 292-293. URL: http://ac.gov.ru/files/publication/a/11068.pdf (дата обращения 19.03.2018).

[70] Там же.

[71] Социальная сфера Казахстана неприкосновенна, несмотря на кризис [Электронный ресурс] // CA-portal: интернет-издание. 2016. URL: http://www.ca-portal.ru/article:27735 (датаобращения 17.03.2018).

[72] SUSTAINABLE DEVELOPMENT GOALS & CAPABILITY BASED DEVELOPMENT IN REGIONS OF KAZAKHSTAN [Электронныйресурс] // UN-EXPO ASTANA 2017: офиц. сайт. 2017. P. 27-28. URL: http://www.un-expo.org/wp-content/uploads/2017/08/NHDR-2016.pdf (дата обращения 17.03.2018).

[73] Там же.

[74] Уровень безработицы в Казахстане в ноябре составил 5% [Электронный ресурс] // Закон.кз: офиц. сайт. 2017. URL: https://www.zakon.kz/4893798-uroven-bezrabotitsy-v-kazahstane-v.html (дата обращения 18.03.2018).

[75] SUSTAINABLE DEVELOPMENT GOALS & CAPABILITY BASED DEVELOPMENT IN REGIONS OF KAZAKHSTAN [Электронныйресурс] // UN-EXPO ASTANA 2017: офиц. сайт. 2017. P. 32. URL: http://www.un-expo.org/wp-content/uploads/2017/08/NHDR-2016.pdf (дата обращения 17.03.2018).

[76] Там же.

[77] Там же. С. 33-34.

[78] Там же. С. 34-35.

[79] Повестка дня в области устойчивого развития [Электронный ресурс] // ООН: офиц. сайт. 2016. URL: http://www.un.org/sustainabledevelopment/ru/about/development-agenda/ (дата обращения 20.03.2018).

[80] Кондратьев В.Б. Проблемы регионального промышленного развития России [Электронный ресурс] // Перспективы: электронный журнал. 2007. URL: http://www.perspektivy.info/book/problemy_regionalnogo_promyshlennogo_razvitija_rossii_2007-07-07.htm (дата обращения 19.03.2018).

[81] Национальные счета [Электронный ресурс] // Федеральная служба государственной статистики: офиц. сайт. URL: http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/accounts/# (дата обращения 19.03.2018).

[82] Ильин В.А., Поварова А.И. Проблемы регионального развития как отражение эффективности государственного управления // Экономика региона. 2014. № 3. С. 49.

[83] Бюджет Саратовской области на 2018 год будет бездефицитным и социально ориентированным [Электронный ресурс] // ТАСС: интернет-издание. 2017. URL: http://tass.ru/ekonomika/4750308 (дата обращения 19.03.2018).

[84] ВШЭ: затраты РФ на исследования и разработки достигли 943,8 млрд рублей в 2016 году [Электронный ресурс] // ТАСС: интернет-издание. 2017. URL: http://tass.ru/ekonomika/4699004 (дата обращения 19.03.2018).

[85] Внутренние затраты на научные исследования и разработки [Электронный ресурс] // Федеральная служба государственной статистики: офиц. сайт. 2016. URL: http://www.gks.ru/free_doc/new_site/business/nauka/mnayka7.htm (дата обращения 20.03.2018).

[86] Там же.

[87] ВШЭ: затраты РФ на исследования и разработки достигли 943,8 млрд рублей в 2016 году [Электронный ресурс] // ТАСС: интернет-издание. 2017. URL: http://tass.ru/ekonomika/4699004 (дата обращения 19.03.2018).

[88] Уровень безработицы в России составляет 5,2% [Электронный ресурс] // РЕГНУМ: интернет-издание. 2017. URL: https://regnum.ru/news/2292770.html (дата обращения 19.03.2018).

[89] Сравнение регионов России по уровню безработицы [Электронный ресурс] // Уровень безработицы в Российской Федерации: офиц. сайт. 2012. URL: http://уровень-безработицы.рф/регионы.aspx (дата обращения 20.03.2018).

[90] Производительность труда в Российской Федерации [Электронный ресурс] // Аналитический центр при Правительстве Российской Федерации: офиц. сайт. 2017. С. 23. URL: http://ac.gov.ru/files/publication/a/13612.pdf (дата обращения 20.03.2018).

[91] Там же.

[92] Здравоохранение: современное состояние и возможные сценарии развития: докл. к XVIII Апр. междунар. науч. конф. по проблемам развития экономики и общества, Москва, 11–14 апр. 2017 г. / рук. авт. кол. С.В. Шишкин; Нац. исслед. ун-т «Высшая школа экономики». — М.: Изд. дом Высшей школы экономики, 2017. С. 7.

[93] Доклад экспертной группы. Развитие сферы образования и социализации в Российской Федерации в среднесрочной перспективе // Вопросы образования. 2012. № 1. С. 27.

[94] Рощина Я.М., Константиновский Д.Л., Куракин Д.Ю., Вахштайн В.С. Доступность качественного общего образования в России: возможности и ограничения. М.: Логос, 2006.

[95] Рейтинг субъектов Российской Федерации по уровню автоматизации образовательной деятельности по программам общего образования (исключая дошкольное) [Электронный ресурс] // Российское образование: федеральный портал. 2017. URL: http://www.edu.ru/map/technology/ (дата обращения 20.03.2018).

[96] Гусев Л.Ю., Казанцев А.А. Российско-казахстанские отношения: проблемы и перспективы // Управленческое консультирование №1. 2015. С.33.

[97] Аршинов Ю.Е., Балаян А.А., Лапенко М.В.,   Лешуков В.С., Миронов С.П. Социальное измерение перспектив евразийской интеграции в контексте приграничного и регионального сотрудничества России и Казахстана Саратов. 2015 С.144

 

Поделиться: