Уже в октябре этого года  вступает в силу соглашение о зоне свободной торговли ЕАЭС с Вьетнамом, идут переговоры о создании преференциальных режимов со многими другими странами. О ходе этих переговоров рассказала министр по торговле Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) Вероника Никишина.

— Второй Восточный экономический форум стартует 2 сентября на острове Русский. Какие вы видите основные темы для обсуждения на этой площадке?

— Нас интересуют в первую очередь вопросы развития торгово-экономического сотрудничества ЕАЭС со странами Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР). Чтобы вывести сотрудничество на новый уровень, необходимо ставить вопрос о повышении взаимосвязанности экономик расширенного региона — Большой Евразии. Недостаточно просто создавать торговые режимы — чтобы они заработали, нужны инфраструктура, B2B-связи, доступ к информации.

Мы считаем, что необходимо активно привлекать к сотрудничеству партнеров из других стран к проектам ЕАЭС, например в контексте развития евразийских технологических платформ. И ВЭФ — превосходная площадка для такого диалога.

У Евразийского союза уже сегодня достаточно широкая повестка сотрудничества со странами АТР. Пятого октября вступит в силу Соглашение о свободной торговле с Вьетнамом. В августе коллегия ЕЭК одобрила предложение начать исследование по целесообразности переговоров о зоне свободной торговли с Сингапуром. Создан разветвленный диалог на уровне Евразийской комиссии и правительства Кореи. Мы активно взаимодействуем с КНР по сопряжению интеграционной и торгово-политической повестки Евразийского союза с китайскими инициативами. Кроме того, с Китаем мы разрабатываем соглашение о торгово-экономическом сотрудничестве. Это еще не зона свободной торговли, но уже амбициозное, многоплановое соглашение, призванное вывести стандарт нашего взаимодействия на качественно новый уровень.

Так что для нас ключевые темы ВЭФ этого года — вопросы реализации интеграционных инициатив в регионе Большой Евразии.

— Как насчет Ирана, Египта, Израиля? До чего удалось договориться? Каковы сроки, какие сейчас есть камни преткновения?

— С Израилем мы готовимся провести первый раунд переговоров уже в ноябре. Ход переговоров мы, как обычно, не комментируем до момента завершения.

 С Ираном пока продолжаем консультации по возможности заключить временное соглашение о свободной торговле по ограниченному перечню товаров. Это соглашение должно привести к созданию полноформатной ЗСТ, соответствующей требованиям ВТО, когда Иран станет полноправным членом этой организации. Мы выбрали такой двухэтапный подход с учетом особенностей Ирана как торгового партнера. Он позволит предложить инструменты, с помощью которых экспортеры стран Союза смогут получить "ранний урожай" от упрощения взаимной торговли. Сейчас мы сосредоточили усилия на согласовании перечней товаров взаимного экспортного интереса и изучении нетарифного регулирования Ирана. Если не урегулировать этот вопрос, можно попасть в положение, когда все выигрыши в тарифах окажутся несущественными — доступ на рынок проще не станет. В конце года мы намерены представить главам государств ЕАЭС результаты этой работы, и тогда может быть принято решение о начале переговоров с Ираном по соответствующему соглашению.

Доклад совместной исследовательской группы с Египтом также планируем представить главам стран ЕАЭС в этом году.

— В июне на Питерский экономический форум приезжал председатель Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер. На встрече с Владимиром Путиным отмечалось, что России и Евросоюзу нельзя загонять себя в ситуацию замороженных отношений, надо искать точки соприкосновения. Как сейчас с точками соприкосновения у ЕЭК с Еврокомиссией?

— С самого момента создания Евразийской экономической комиссии мы высказывались за то, чтобы установить регулярный диалог между двумя наднациональными органами — Еврокомиссией и ЕЭК.

Однако сначала страны ЕС никак не хотели давать Еврокомиссии необходимый мандат, и мы могли сотрудничать только на техническом уровне, а затем под влиянием негативных внешнеполитических факторов европейские коллеги и вовсе отказались от работы с ЕАЭС.

Мы со своей стороны нацелены на развитие торгово-экономического сотрудничества со странами ЕС. К сожалению, после ПМЭФ ситуация не изменилась. Мы ведем консультации с отдельными странами Европейского союза по той повестке, которая интересна и нам, и им. Но пока никаких новых предложений по проведению консультаций с Еврокомиссией мы не получали. Европейские чиновники от них уклоняются.

— Насколько мы сейчас далеки от возможности создания единого экономического пространства от Лиссабона до Владивостока?

— Мы считаем, что иной стратегии выхода, нежели построение общего экономического пространства Европа – Евразия, от Лиссабона до Шанхая, просто нет. И для этого необходим постоянный конструктивный диалог ЕС и ЕАЭС.

Полный текст интервью читайте: https://ria.ru/interview/20160901/1475790700.html

Поделиться: