Понятие "национальный характер" лично мне никогда не было понятно до конца. Но в последнее время, под давлением глобализации, как мне кажется, эта тема стала одной из самых актуальных.
Русский, латышский, английский, испанский, китайский характер — каждый народ, безусловно, обладает своими собственными, особенными ментальными чертами. Но в то же время, как показывает опыт, представители почти всех народов живут по, плюс-минус, одним принципам. И эти принципы, если упростить, сводятся к трем целям: посадить дерево, построить дом и родить ребенка.
У кого-то в итоге получается, у кого-то нет, но пытаются действительно почти все. Причем разница между гражданином Зимбабве и гражданином Германии в этом смысле не так уж и велика — стремления те же, только возможности разные. По большому счету, любой среднестатистический человек в любой стране хочет одного — хорошо жить. Я не очень верю в то, что национальность программирует определенные условия жизни — во многом это вопрос окружения, среды, в которой ты находишься. Конечно, в каждой стране есть свои тренды. Скажем, в России принято не любить Америку, а в Индии — Пакистан. На Ближнем Востоке многое определяет религия: ислам переживает период роста, со всеми вытекающими отсюда последствиями. Но, скажем, битва с неверными, которую исламские радикалы трактуют как убийство иноверцев, — это своего рода попытка экспансии, расширения влияния, к чему так или иначе стремится каждая страна, каждый народ, каждый человек. Это не черта какой-то отдельной национальности, такова в целом человеческая природа. Церковь борется за паству, продавцы стирального порошка — за покупателя, государство — за место на геополитической арене. Все, по большому счету, хотят одного — расширять свои сферы влияния. Вопрос лишь в том, как этого добиваться — при помощи смертников, как ИГИЛ, при помощи танков и самолетов, как Россия, при помощи Голливуда, как США… История с Крымом, который перешел под контроль России, нападение Британии на Фолклендские острова при Маргарет Тэтчер, Вьетнам, Ирак, Афганистан, Ливия – триумф и трагедия американской внешней политики… Национальный характер — это то, чем пытаются объяснить поведение населения той или иной страны. Однако в основном это набор стереотипов, удобный для того, чтобы провести границу между нациями. "Что русскому хорошо, то немцу смерть", — гласить народная мудрость. Но, если разобраться, думаю, что немцу смерть, то и русскому плохо.
Все дело, опять же, в среде. Если вы живете в одних условиях, то привыкаете к ним, но стоит поменять место, скажем, на более комфортное, вы быстро адаптируетесь к нему и стараетесь забыть о прежнем. Чем жизнь в российском провинциальном городке Кемь, месте, откуда на Соловки по морю раньше отправлялись заключенные, а теперь – туристы и паломники, отличается от жизни в Москве? Думаю, ответ очевиден.
Или еще один пример — страны Балтии. Сотни тысяч человек уехали в другие страны ЕС, потому что там выше зарплаты. Их дети учатся в английских, ирландских, немецких школах и уже практически не говорят на родных языках — латышском или русском. Никакой национальный характер не останавливает их от эмиграции. Патриотизм, на мой взгляд, — тоже понятие весьма специфическое. В последние годы еще и девальвированное. Что в Латвии, что в России я наблюдаю одни и те же тенденции: патриотами называют тех, кто ненавидит других. Скажем, в Латвии патриот тот, кто плохо отзывается о России, в России — о Западе. Хотя, конечно, Запад — это понятие очень условное, раздробленное и неоднородное. Мне кажется, лучший показатель того, что "национальный характер" является мифом, это конкурс песни "Евровидение". Десятки участников из десятков стран Европы (а в последние время не только Европы) поют однотипные песни на английском языке. Практически все выступления похожи друг на друга, выдержаны в одном формате, музыка сладкая, тексты неглубокие. И главное — на одном языке. Кто-то скажет, что это последствия глобализации. Хочешь, чтобы мир тебя понял — говори на английском. Я не спорю, возможно, так и есть, но это еще раз доказывает, что никакого особого характера ни у одного из народов нет. Есть традиции, атрибуты, но нет индивидуальности. Не знаю, хорошо это или плохо. Вавилонскую башню мы, конечно, не построим, но и цель не в этом. Главное, что все мы одинаковые, а с каждым годом будем становиться все больше и больше похожими друг на друга. Когда общаешься в социальных сетях, становится очевидным, что у русского, испанца или американца примерно одни и те же проблемы. У одного только больше возможностей их решить, в силу более развитой инфраструктуры, а у другого — меньше.
И еще, конечно, пропорция умных и не очень умных людей во всех странах и народах примерно одинаковая. И это тоже делает нас похожими друг на друга. Так, может, хватит уже играть мускулами, пытаясь доказать, кто круче?
"Мы все живем на этой маленькой планете, мы все дышим одним воздухом, мы все дорожим будущим наших детей, и все мы смертны", — сказал Джон Кеннеди после Карибского кризиса. И это тоже важно: конец у всех одинаковый, вне зависимости от того, что написано в пятой графе вашего паспорта. Стоит задуматься.
Разбирается Виктор Петровский – Sputnik Латвия.
http://ru.sputniknewslv.com/opinion/20160829/2702437.html

Поделиться: