Первый президент Узбекистана Ислам Каримов выстроил такую устойчивую политическую систему, что переход власти к новому главе республики пройдет спокойно, страна может рассчитывать на "пять-десять лет стабильности", считает его бывший коллега и знакомый, экс-президент Киргизии Аскар Акаев.

"Я всегда считал, что транзит этот будет спокойным, в мягкой форме. Преемственность сохранится. Ислам Каримов был выдающийся мастер власти, говоря шахматным языком, просто гроссмейстер. Он выстроил такую власть, которая, по крайней мере, в течение пяти-десяти лет не даст сбоя", — заявил РИА Новости Акаев.

По оценке бывшего президента Киргизии, Каримов сделал две важные вещи, которые обеспечивают стабильность политической системы Узбекистана. "Во-первых, он вычистил всю властную структуру от популистических элементов. В переходные периоды самый главный враг – это популисты", — считает Акаев.

По его мнению, это доказывает пример другой бывшей советской республики – Украины.

"На примере Украины можно видеть, как популисты привели к краху самую процветавшую в СССР республику. Ведь на Украине жизненный уровень был гораздо выше, чем в РСФСР. Самая передовая наука, промышленность – космическая, ракетная, всех отраслей", — сказал Акаев.

"И вот пожалуйста – сегодня жизненный уровень на Украине много ниже, чем не только в России, но даже и в среднеазиатских республиках. Вот к чему приводит популистическая элита. Ислам Каримов ее вычистил эту власть от популистов. Там нет ни одного популиста", — заявил Акаев.
По его мнению, у Каримова "был сталинский подход к кадрам".

"Во всей властной вертикали (Узбекистана – ред.) эффективные исполнители, у которых даже в мыслях не могло проскочить, что он должен делать карьеру или, не дай бог, стать преемником президента. А во главе – его личный воспитанник, премьер-министр. Стиль управления преемника очень похож на стиль самого Каримова. Такой же жесткий, властный", — считает Акаев.

"Если бы это не дай бог случилось в Казахстане… Там есть и популисты, там есть много таких, которые считают, что они могут стать лидерами нации", — утверждает Акаев.

Второе, по его словам, что сделал Каримов – уравновесил сложную систему кланов, характерную для Узбекистана, а сам стал для нее арбитром. "Это и ташкентская, самаркандская, андижанская, джизакская, бухарская группы. Каримов как гроссмейстер смог на этой шахматной доске расставить их так, чтобы был полный компромисс… Он умерил их аппетиты, но вместе с тем создал такую систему, где интересы всех кланов более-менее учтены по справедливости", — сообщил Акаев.

Кроме того, в Узбекистане, в отличие от некоторых других республик, "нет финансово-олигархической группы, которая действовала бы автономно от государства", отметил собеседник агентства.

"Поэтому эта власть, как швейцарские часы, будет крутиться еще один-два президентских срока, все будет спокойно. Им всем нужна стабильность… Первое время они этот компромисс будут сохранять. Это в их собственных интересах. И, как говорил Адам Смит, они в собственных интересах будут сохранять стабильность и для всего Узбекистана", — подчеркнул первый киргизский президент.
На существующие, тем не менее, риски, обращают внимание другие эксперты.
Развитие ситуации в Узбекистане в последние недели пока не дает ответа на вопрос, как новая власть в Ташкенте собирается обеспечивать стабильность в стране, считает политолог Иннокентий Адясов.

Вопрос предстоящих в декабре выборов – сейчас номер один для всей политической элиты республики.

Как показывает опыт других постсоветских республик, именно несогласие с официальными итогами выборов может стать спусковым крючком для начала кампании по изменению существующей власти.

В Ташкенте это понимают и пытаются найти союзников по обеспечению безопасности.

Как известно, при президенте Исламе Каримове у Узбекистана были крайне непростые отношения с коллективными органами безопасности постсоветского пространства.

В мае 1992 года Армения, Казахстан, Киргизия, Россия, Таджикистан и Узбекистан подписали (именно в Ташкенте) договор о коллективной безопасности (ДКБ). Позже к нему присоединились Азербайджан, Грузия и Белоруссия. Достаточно долго договор, который предусматривал совместную оборону и наличие единых вооруженных сил стран СНГ, назывался "ташкентским". Так что Узбекистан был местом создания системы коллективной безопасности бывших советских республик.

Ислам Каримов в те годы очень боялся возможности экспорта нестабильности из Афганистана и Таджикистана (где уже начиналась гражданская война) и был крайне заинтересован в военном союзе с Россией — например, через механизм договора о коллективной безопасности.
Но гражданская война в Таджикистане закончилась (при прямом участии Узбекистана), талибы не стали вторгаться на узбекскую территорию, и в апреле 1999 года Ташкент не стал продлевать свое участие в системе коллективной безопасности стран СНГ.
Однако после известных андижанских событий 2005 года и резкого охлаждения отношений с Западом Ташкент решил вернуться в систему коллективной безопасности стран СНГ (она уже превратилась в ОДКБ).

 

В августе 2006 года Узбекистан стал членом этой военной организации.

Но Ислам Каримов сразу стал претендовать на особую роль в ОДКБ (так, он был резко против создания антитеррористической базы этой организации на юге Киргизии и формирования Коллективных сил оперативного реагирования (КСОР)). Фактически уже с конца 2008 — начала 2009 года Узбекистан заморозил свое членство в ОДКБ.

Официально о выходе Ташкента из военного блока было объявлено в июне 2012 года. Москва тогда выразила официальное сожаление таким шагом Ташкента, но российские военные не скрывали, что без особой (и моментами неконструктивной) позиции узбекских властей по вопросам коллективной безопасности формирование ОДКБ как полноценного военно-политического блока пойдет быстрее.

Последние годы, используя "афганскую угрозу", Ислам Каримов пытался получить некие гарантии безопасности как от Москвы на основе двусторонних соглашений, так и от ОДКБ в целом, отмечает Адясов. Но это ему сделать не удалось. Москва, наученная горьким опытом, старалась отделаться общими фразами о "необходимости поддержания стабильности в регионе".
Ставка Ташкента на ШОС в вопросе обеспечения безопасности в регионе также не сработала — ШОС просто не имеет военной структуры, и вряд ли она появится в ближайшем будущем.
Приглашение же в страну сил НАТО (в 2014 году официальный Ташкент разрешил НАТО открыть представительство блока в столице) может просто взорвать ситуацию стране (именно появление баз НАТО на узбекской территории делает их мишенью для ударов различных джихадистских групп из соседнего Афганистана).

Кроме того, по мнению политолога, НАТО явно не стремится увязнуть в очередном конфликте в регионе и ищет пути максимально безболезненного ухода из Афганистана. Так что реально сейчас только ОДКБ имеет военный потенциал поддержания стабильности в регионе Центральной Азии и выполняет функции крайне внимательного наблюдателя за очень неспокойной ситуацией.

А угроза безопасности в регионе, по мнению Иннокентия Адясова, исходит не только из Афганистана. Наблюдатели отмечают возможность дестабилизации юга Кыргызстана с большим количеством узбекского населения, подчеркнул он.
Спецслужбы как Киргизии, так и других стран ОДКБ ведут постоянный мониторинг активности экстремистских групп среди узбекской и киргизской диаспор. Но карта "притеснения киргизских узбеков" всегда была крайне популярна у экстремистов (и не только религиозных) в Узбекистане, и, к сожалению, эта карта может быть разыграна снова для дестабилизации ситуации в стране в крайне непростой период перехода власти.

Кроме того, угроза стабильности исходит из возможного раскола в правящих элитах страны. Система власти в Узбекистане носит во многом клановый характер, и по итогам предстоящих выборов какие-то кланы могут посчитать себя обойденными и начать искать союза с оппозицией (как светской, так и исламской).

От компромисса среди правящих элит Узбекистана будет в решающей степени зависеть, как страна будет выстраивать свои отношения с ведущими игроками в регионе (включая и военные блоки), резюмировал эксперт.
Read more: http://ru.sputniknews-uz.com/analytics/20160914/3714137.html
Read more: http://ru.sputniknews-uz.com/analytics/20160919/3741766.html

Поделиться: