Российский эксперт Андрей Карпов о предварительных итогах дискуссии о салафитах в Казахстане.

Масштабы дискуссии о ситуации в духовной сфере, если анализировать медийное поле РК, демонстрируют исключительную актуальность вопроса о дальнейших действиях властей страны в рамках религиозной политики.

Однако многие местные эксперты указывают, что при внешней активности этой полемики, реальный комплекс проблем в религиозной сфере все еще остается скрытым от общественного внимания. Не потому, что власть не стремится решить проблему, а в силу объективных причин – тема настолько сложна и многоаспектна, что в ней просто не может быть простых решений. И в этом контексте – не менее интересный сюжет – сколько граждан Казахстана (да и России – проблемы схожи) четко понимают суть и смысл салафизма?

Это вовсе не праздный вопрос. Ведь практически любая публикация на тему религиозного радикализма в печатных СМИ, социальных сетях и популярных интернет изданиях вызывает масштабную полемику, в которой отражаются не только сугубо религиозные сюжеты, но и более широкий спектр вопросов, касающихся духовной жизни страны. Комплекс смежных проблем исключительно широк: от вопросов религии до сугубо светской, идеологической тематики.

Но этот тренд только усложняет спор – реальных специалистов-идеологов ни в России, ни в Казахстане практически нет. Отсюда много чисто провокативных, недостаточно профессиональных высказываний по крайне тонкому сюжету.

К тому же «динамичная» полемика о салафитах в РК (спонтанная или заранее продуманная со стороны чиновников) может иметь «двойное дно». Ее активность может свидетельствовать как о чрезвычайной остроте вопроса – его значимости для страны и общества, так и о сугубо политтехнологическом моменте - стремлении Ак Орды «выкатить» пробный шар на упреждение – отследить общественную реакцию на актуальный сюжет. Тем более, что министерство по делам религий создано, но зона его ответственности прочерчена недостаточно четко, а потому крайне важно получить реальный срез общественных настроений в отношении ситуации в религиозной сфере, в то числе, касаемо проблемы исламских радикалов.

Если вторая версия верна, то результаты эксперимента неоднозначны.

С одной стороны, многие эксперты призывают к глубокому и серьезному осмыслению реального положения дел в отношении салафитов и салафизма как явления. Но авторы большинства постов в социальных сетях предлагают наиболее простые и очевидные (для них) методы решения вопроса – взять и запретить.

Наиболее рельефно эта позиция была отражена в публикации на 365info.kz: «как сами салафиты, так и целая плеяда экспертов, политологов и журналистов, в унисон голосящих о том, что не все салафиты экстремисты. Мол, есть умеренные, а есть неумеренные, которые более известны как такфириты-хавариджи (то есть выносящие «такфир» – объявление о неверии того или иного человека или группы людей), и что теракты совершают именно они. Нет неправильных и правильных салафитов. Все они — салафиты». http://365info.kz/2016/07/nuzhno-li-zapretit-salafizm-v-kazahstane-tsentralnaya-mechet-almaty/

Но, с другой стороны, какие выводы можно сделать из «опросника»? Общество готово к жестким запретительным мерам? Но это было очевидно и до начала информационной кампании – самые простые решения намного легче находят поддержку у «среднего казахстанца» или «среднего россиянина».

А разбираться в сложных богословских сюжетах могут только хорошо подготовленные в вопросах веры специалисты, а эта категория крайне немногочисленна. Впрочем, на прошедшей месяц назад конференции в РУДН с участием ведущих казахстанских экспертов, было презентовано появление центра по противодействию идеологии религиозного экстремизма - в Татарстане, в городе Болгар. Одна их ключевых задач этого образования – появление новых и ярких проповедников истинного ислама, которые смогут противодействовать идеологии радикальных течений. Вполне возможно, что совместные усилия Казахстана и России действительно могут обеспечить практический результат.

Поделиться: