12 апреля 1961 года казахстанская земля стала отправной точкой первого полета человека в космос. За четыре года до этого, в 1957 году, на космодроме Байконур произошло не менее значимое событие - был запущен первый в мире искусственный спутник земли. С тех пор прошло ровно 60 лет. Казахстан, на территории которого расположена первая космическая гавань человечества, реализует в настоящее время собственную космическую программу. Однако инциденты, связанные с отдельными проектами, больно бьют по имиджу отечественной аэрокосмической отрасли.

ИАЦ МГУ побеседовал с главным редактором журнала «Мир Космоса», экс-советником президента АО «Казкосмос», президентом Международной коалиции «CivicPeace» Казбеком Казкеновым о перспективах развития космической сферы в Казахстане:

- Казбек Майлыбаевич, как известно, 31 марта возникли перебои в работе KazSat-2. Операторы-пользователи спутника были экстренно переведены на резерв KazSat-3, таким образом, их клиенты практически ничего не заметили. Однако это далеко не первый случай перебоев в работе казахстанских спутников. Как, на ваш взгляд, отражаются подобные инциденты на имидже национальной космической системы? Не откажутся ли после таких фактов остальные операторы от перехода на казахстанские спутники?

- Человек еще не в полной мере контролирует ситуацию в космосе. Мы только сейчас начинаем активно интегрироваться с космосом. На этом пути возможны не только перебои, но и гораздо более серьезные проблемы. И это надо осознавать. Я понимаю, все хотят избежать серьезных рисков, но система казахстанских спутников себя хорошо показала. Вы правильно отметили, KazSat-3 - это страховка KazSat-2, поэтому боятся нечего. Все недочеты KazSat-1 были учтены в этих двух спутниках.

Риски есть у всех стран, работающих в космосе. Эпоха, когда мы будем уютно чувствовать себя в космосе, еще впереди.

- Существует мнение, что Казахстан слишком много тратит на развитие космической сферы, в том числе на запуск собственных спутников. Не экономичнее было бы развивать связь и получать информацию через аутсорсинг?

- Экономичнее, но не безопасно. Если сопоставить с другими странами, то Казахстана тратит на развитие космической сферы не столь большие средства. Наоборот, внимание к этой сфере должно расти. Причем как со стороны государства, так и со стороны общества, особенно молодежи.

Отказ от иностранного спутника в пользу отечественного обусловлен по большей части политической необходимостью, в первую очередь политикой безопасности. Связь – это нервная система государства. А если этой системой управляет кто-то другой – то в один миг может быть разрушено все. Факт наличия у Казахстана собственной космической программы, собственных спутников, говорит о том, что у страны есть четкое понимание приоритетов безопасности. Наличие же на территории Казахстана мощного космодрома «Байконур» предоставляет нам дополнительное преимущество, которое выводит страну в ряд передовых в этой сфере.

Скажу больше, нам нужно кардинально пересмотреть политику в этой области. Казахстанцы должны осознавать, что нельзя жить только текущим моментом, нужно мыслить стратегически. Мы должны четко обозначать кратко-, средне- и долгосрочные цели. Последнее касается развития космической сферы. Почему? Население планеты растет: рано или поздно потенциал Земли исчерпается. Существуют неподвластные человеку силы природы, которые могут служить потенциальным источником угрозы человечеству. Кроме того, не бесконечны и ресурсы Земли. Поэтому освоение космоса – это закономерный процесс.

- Все три спутника KazSat были сделаны в России из компонентов российского, французского и итальянского производства. Казахстан космическими технологиями не владеет. Можем ли мы называть себя страной с космическим потенциалом, если сами ничего не производим? Что Казахстан можем предложить миру в этой сфере?

- За 25 лет Казахстан состоялся и очень многого достиг. Но пока наши ресурсы, в первую очередь, кадровые, не позволяют самостоятельно развивать высокотехнологические отрасли. У нас пока нет технологий, которые мы могли бы передавать и поэтому вынуждены прибегать к помощи иностранных компаний. Однако я убежден, что процессы в этой сфере, равно как и в остальных, должны проходить через два фильтра. Первое - это катарсис (очищение, а не механическая экстраполяция зарубежного опыта), второе – квинтэссенция (брать полезное, а не все подряд).

Да, сейчас мы пользуемся чужими технологиями. Это нормальный процесс, тем более для молодого, набирающего опыт государства. Мы должны быть открыты и уметь учиться. Изоляция никогда не приводила к прогрессу и модернизации.

Однако наша молодежь сегодня учится в лучших университетах мира и успешно осваивает высокотехнологичные сферы. Недалеко то время, когда космические аппараты будут конструироваться в Казахстане, и у нас появятся собственные Ландау и Ньютоны. Для этого нужно повысить статус аэрокосмической сферы в стране и обществе. Необходимо создавать свою школу космонавтики.

Что мы можем предложить миру на сегодняшнем этапе? К примеру, космическое питание. На протяжении двух десятилетий Казахская академия питания участвует в поставке на борт орбитальных комплексов специализированных продуктов, разработанных на основе казахской национальной кухни. Туда входят продукты на основе кобыльего молока. Нужно еще добавить шубат, вырабатываемый из верблюжьего молока, – ведь его полезные свойства и питательность доказаны наукой. Казахстанские ученые добиваются того, чтобы часть продукции, разработанной Казахской академии питания была включена в рацион питания любых экипажей, пилотируемых с космодрома Байконур.

- Какие факторы, по вашему мнению, сдерживают развитие космической сферы Казахстана?

- Сама казахстанская космическая культура мешает этому развитию. Вернее, ее отсутствие. У нас не ставится цель превзойти другие страны и даже самих себя. Мышление у нас не опережающее, а догоняющее. Это самый большой тормоз прогресса.

Почему у нас так мало внимания уделяется популяризации космической темы? Почему не создаются новые, интересные ресурсы, которые позволили бы больше узнать о текущих космических исследованиях? Все это просто необходимо для того, чтобы в эту сферу пришли новые кадры, пришла молодежь. Министерство образования и науки, Министерство по делам религий и гражданского общества должны скооперироваться с организациями, ответственными за развитие космоса, и совместно проводить конференции, тематические встречи с детьми, устраивать различные конкурсы.

В каждом городе должны быть созданы обсерватории, а в школах - кабинеты космоса. В свое время по моей инициативе был открыт кабинет космоса в школе №50 г. Астана. Туда мы приглашали Тохтара Аубакирова. Какое колоссальное впечатление это произвело на детей! Для примера. Первый спутник Kazsat обошелся Казахстану в 65 миллионов долларов. Разделите эту сумму на 10 000 школ, где можно построить обсерватории или кабинеты космоса. Польза и отдача от этого в ресурсном измерении была бы значительно выше.

Я далек от мысли что все, кто в детстве увлекался космонавтикой, станут космонавтами и специалистами в этой сфере. Но кто-то обязательно станет успешным в этой сфере. Они и будут развивать казахстанскую космическую науку. Сегодня результаты космических достижений влияют на все сферы жизнедеятельности человека. Это и сельское хозяйство, и экология, и экономика. Необходимо обучать нашу молодежь, вовлекать ее в эту сферу, тем более, что есть возможность обучиться в рамках стипендиальной программы «Болашақ».

- Как известно, Россия продлила аренду Байконура до 2050 года. Однако, по мнению экспертов, рано или поздно Россия покинет космодром и будет развивать собственный проект на Дальнем Востоке. Это значит, что Казахстану уже сегодня нужно понять, как обеспечить работой жителей Байконура и что делать с имеющейся инфраструктурой. Какие меры должны быть предприняты уже сегодня? Сможет ли Казахстан самостоятельно содержать такой дорогостоящий комплекс?

- Космодром устаревает. Происходит его технический износ, ведь он эксплуатируется с 1950-х годов ХХ столетия. Поэтому необходимо уже сейчас запускать его поэтапную модернизацию. Начинать привлекать инвесторов. Иначе мы можем остаться, что называется, у «разбитого корыта». Байконур состарится, арендатор в лице России уйдет, кадры тоже и т.д. Однако в настоящий момент такой программы нет.

Помню, известный государственный деятель, нынешний глава национальной компании Astana EXPO-2017 Ахметжан Есимов как-то раз сравнил космодром «Байконур» с его американским аналогом – мысом «Канаверал». Так вот, «Канаверал» посещают до 3 миллионов туристов ежегодно. Несколько лет назад посол Малайзии предложил организовывать чартерные рейсы для малазийской молодежи на экскурсию на Байконур. Для этого нашей стране, прежде всего, нужна продуманная политика в сфере туризма. Нужен безвизовый режим для иностранцев, желающих посетить космодром, нужно построить гостиницы и обеспечить транспортную логистику. Однако при наличии спроса, в том числе со стороны внутренних туристов, предложения нет.

- Сегодняшние реалии указывают на то, что в ближайшем будущем монополия государства в космической сфере закончится. На рынке появились новые игроки, которые предлагают более дешевые варианты космических запусков. Как, по Вашему мнению, это отразится на международном космическом бизнесе и, в частности, на Казахстане?

- Да, сегодня космическая сфера стоит на пороге революционных изменений. К конкурентной гонке стран добавился новый игрок – SpaceX и его основатель Илон Маск. Полагаю, его бизнес-модель будет успешна. После серии успешных полетов он вернет инвестиции в троекратном размере.  Конечно, его появление станет мощным стимулом к развитию для мировых космических держав. Ученые всех стран будут искать новые возможности. Конкуренция – двигатель прогресса и в космической сфере.

Жулдызай Искакова (Астана)

Поделиться: