Многие в Армении и, вообще, на Кавказе не понимают, что «западные ценности», наряду с высокой зарплатой и пенсией, включают в себя и разрушение традиционных общественных институтов — семьи и церкви, подчеркивает Айк Халатян. Протесты против проведения гей-парадов в Тбилиси и Ереване показывают, что общественность этих стран на деле не готова ни к какой «евроинтеграции».

Наблюдая за акциями протеста против гей-парада в Тбилиси, я волей-неволей вспомнил прошлогодние события в Ереване – шествие в защиту культурного разнообразия в мае, которое многими было расценено как завуалированный гей-парад, а также попытки посольства Германии и делегации Евросоюза в Армении показать фильм о проблемах гомосексуалистов «Parada».

Тогда лишь благодаря четким действиям полиции и организаторов акций протеста удалось избежать физической расправы над участниками шествия со стороны возмущенной общественности.

Самое занятное, что, как и у нас, в Тбилиси все тоже проводилось под патронажем западных стран, которые, видимо, считают, что в наших странах самой насущной проблемой являются права секс-меньшинств.

Свидетельством этого стало заявление аккредитованных в Грузии послов стран-членов Евросоюза, что они удивлены насилием, которое имело место на акции против сексуальных меньшинств.

«Свобода выражения – основное право человека, которое должно быть доступно для всех. Очень жаль, что мирная демонстрация вызвала насильственное сопротивление со стороны участников другой акции. У всех есть право выражать собственное мнение. Толерантность по отношению к образу жизни и мыслям других – основа европейских и международных ценностей», – говорится в их заявлении.

При этом как в Ереване, так и сейчас в Тбилиси, представители европейских «демократий» и «грантоеды» на местах не отвечают на самый главный вопрос – зачем, зная, что подавляющая часть общества категорически против подобных парадов, проводить их, ухудшая и без того негативное отношение общества к секс-меньшинствам?!

В беседе с известным гражданским активистом, блогером Тиграном Кочаряном, который был одним из самых активных противником прошлогоднего шествия и показа фильма, я попытался узнать, не ожидает ли и нас подобный «парад» (в прошлом году шествие в Ереване состоялось спустя всего пару дней после аналогичной акции в Тбилиси).

«Насчет того, будет ли в этом году попытка провести нечто подобное, что было в прошлом году в Ереване или в этом году в Тбилиси – скорее всего, нет. Все зависит от западных спонсоров, а в этом году после прошлогоднего печального опыта многие радетели поняли, что этим навязыванием просто отталкивают армян от Европы и Америки и кидают в объятия России, что может, в итоге, сорвать работу западных посольств и агентов по отрыванию армян от России.

На самом деле, проблема не стоит и выеденного яйца, так как в Армении достаточно индифферентно относятся к сексменьшинствам, можно сказать, наплевательски, так как у народа есть много более серьезных проблем», – сказал мне Тигран Кочарян.

По его словам, единственные, кого эта проблема сильно волнует – «это правозащитники-грантоеды, которым надо зарабатывать на хлеб, придумывая различные страшилки о нетолерантности армянского общества».

Однако, даже несмотря на уверенность Тиграна, что подобное произошедшему в Тбилиси у нас не ожидается, меня лично озадачивает та настырность, с которой Запад пытается привить здесь чуждые нам нравы, нормы «морали», на деле уничтожая мораль, разрушая традиционные институты нашего общества – семью и церковь.

При этом наш человек под понятием европейских (или западных) ценностей почему-то понимает лишь европейский уровень жизни, тамошнюю зарплату и пенсию. Ему и в голову не приходит, что в довесок к этому уровню жизни придется смириться с такими вещами, от которых у него волосы дыбом встанут, и однополые браки в этом списке будут лишь цветочками.

Я представляю себе реакцию представителя народов Северного или Южного Кавказа, когда они ознакомятся с системой воспитания детей, принятой в скандинавских странах, где государство вместо родителей решает, каким ценностям учить детей. А ценности эти, к слову, очень далеки от той ценностной системы, которая принята у нас, а в свое время была принята и на Западе.

В свете этого я (может, и многие другие) в последнее время все чаще задаюсь вопросом – а хочу ли я эту евроинтеграцию, о необходимости которой мне все время твердят наши политики? Ответ уже отрицательный – ну, не надо мне ни за какие коврижки, чтобы у детей моего народа вместо нормальных пап и мам были «родитель один» и «родитель два».