Очередные выборы в Европейский парламент ознаменовались ожидаемым успехом евроскептиков. В совокупности они получили около трети мандатов в новом созыве Европарламента, что на шесть процентов больше, чем в прошлом созыве. В популярности прибавили как правые, так и левые. И те, и другие, несмотря на кардинальные и взаимоисключающие различия в идеологиях, недовольны функционирующей моделью Евросоюза и постоянно расширяющимися полномочиями Брюсселя, зачастую действующего, к слову, по указке Берлина. В то же время, идеологический антагонизм между европейскими левыми и правыми пока предотвращает появление в европейском парламенте единой мощной фракции евроскептиков.

Показательно, что евроскептики правого толка имели особый успех не только, и не столько в периферийных странах ЕС с неокрепшими демократиями, сколько в двух ключевых странах союза – Франции и Великобритании. Симпатии четверти французских избирателей получили правые радикалы из Front National Мари Ле Пен, в то время как британцы оказали оглушительную поддержку ультраправым из UKIP. Французские социалисты с их непопулярным президентом Франсуа Олландом, равно как и раздираемые внутренними противоречиями и скандалами консерваторы не смогли составить достойной конкуренции популистам из Front National. В Великобритании, обособленной от континентальной Европы не только географически, но и политически, евроскептицизм стал хорошим идеологическим фундаментом для успешной кампании UKIP и их лидера Найджела Фараджа, обогнавшего по результатам голосования как лейбористов, так и консерваторов.

Стабильная Германия, являющаяся политическим и экономическим ядром Евросоюза, в целом осталась верна традициям евроцентризма, однако, и здесь антиглобалисты из недавно образованной партии Alternative für Deutschland все же сумели получить 7% голосов немецких избирателей. Тенденция, дающая повод задуматься многим немецким политикам.

В целом, наблюдаемые тренды говорят о том, единый европейский политический проект постепенно теряет свою привлекательность для жителей Европы. Связано это с целым рядом причин, в основе которых лежит недовольство европейского населения экономической ситуацией, сложившейся в последние несколько лет. Так, парализовавший юг ЕС затяжной кризис, а также масштабное и, очевидно, политически мотивированное и не до конца продуманное расширение Евросоюза в начале нулевых привели к усилению потока миграции в экономически более благополучные страны Евросоюза, и, как следствие, неминуемому росту там антимигрантских настроений. С другой стороны, кризис еврозоны привел к усилению диктата Брюсселя и Берлина, настаивающих на реализации непопулярных антикризисных мер для оздоровления экономик стран южной Европы – в том числе, и путем сокращения расходов на социальные пакеты. Такой курс, возможно, оправдан с точки зрения экономики, однако, гарантированно является провальным с позиции политической популярности.

 

Выборы в Европарламент в 2014 году не стали революционными по своим последствиям, однако, они ставят вполне резонные вопросы относительно дальнейших перспектив политико-экономического развития Евросоюза. Очевидно, что европейцы не горят желанием объединяться в единое федеральное государство, как то предлагал экс-министр иностранных дел ФРГ Йошка Фишер. Но и перспективы сохранения единого европейского экономического пространства более не кажутся столь незыблемыми. Европейцы в прошедшее воскресенье показали "желтую карточку" политическому руководству ЕС. Для Брюсселя – это очередной повод задуматься о том, насколько сильно могут ударить возможные антироссийские санкции по популярности европейской идеи. Ведь отказ от российского газа и его неизбежное в таком случае подорожание на европейском рынке станет очередным звеном в цепи непопулярных решений, толкающих избирателей в ряды евроскептиков.

 

Поделиться: