27-28 февраля в Ереване прошло первое заседание Клуба молодых евразийских историков, организованного российским Политологическим центром «Север-Юг» при поддержке Межгосударственного фонда гуманитарного сотрудничества государств-участников СНГ (МФГС).

Проект направлен на формирование дискуссионных площадок для развития профессиональных коммуникаций между представителями исторического сообщества стран Евразийского экономического союза (ЕАЭС) и других государств СНГ. Заседания Клуба также пройдут в Баку, Иркутске, и Астане. В первом Заседании приняли участие молодые историки, социологи, специалисты в области международных отношений из Армении, Беларуси, Казахстана, Киргизии, Таджикистана, Узбекистана и России. Они обсудили настоящее и будущее исторической науки, образ Великой Отечественной войны в государствах Содружества и «войны памяти». 

В интервью NovostiNK.ru профессор факультета мировой политики МГУ им. М.В. Ломоносова, доктор исторических наук Александр Барсенков рассказал о разнице в подходах к теме Великой Отечественной войны в разных постсоветских странах, а также темах, которые могут стать основой для их сотрудничества.

-Какие у вас впечатления от прошедшего мероприятия? Насколько актуальны подобные мероприятия?

- Ну, я хочу сказать, что это мероприятие, наверное, было очень полезное, потому что период, когда мы расходились в 90-е годы и думали, как жить в 2000-е годы, сейчас завершается, и мы думаем о том, что можно сделать вместе, потому что у нас есть общая история, общие ценности, общие традиции, и самое главное, человеческий капитал.

Мы, люди, которые понимаем друг друга, мы люди одной культуры, хотя сейчас живем в независимых странах. Я думаю, что мы лучше чем кто бы то ни было друг друга понимаем сейчас, и будем понимать в будущем.

- Вы заметили какие-то расхождения в отношении к Великой Отечественной войне среди представителей разных стран?

-По большому счету, наверно, расхождения здесь не будут очень большие, но есть логика развития всех государств, каждое государство акцентирует внимание на собственной истории, а поскольку война коснулась разных республики по разному, то и взгляд сейчас тоже формируется под тем углом зрения, который связан с нынешним положением республик.

Те республики, где война была непосредственно, такие, как Белоруссия, например, делают акцент на том, что связано с борьбой вооруженной. Другие, например, Казахстан, Киргизия, они больше освещают сюжеты связанные с тылом, с обеспечением хозяйственной, экономической сфер, которые связаны с войной. Ни и отсюда, собственно, и значимость этой темы в современной истории нынешних государств разная. Чем выше уровень страданий, тем, соответственно, выше значимость этой проблематики.

Где-то она воспринимается более спокойно, потому что это уже история той территории, которая находится в другом государстве. Это объяснимо, это понятно, хотя, что нас сплачивает - это конечно те жертвы и та совместная борьба, которую мы все тогда вели, поскольку много героев было среди разных народов. Мы увидели, как много было их среди армян в годы войны, и вот эта историческая память, она поможет нам жить и сейчас, и наладить взаимовыгодное отношение в будущем и вывести эти отношения на новый уровень, когда мы с одной стороны независимы, но у нас общее прошлое, общая память.

-По Вашему, что нужно сделать, в частности России, как лидеру постсоветского пространства, чтобы эта общая память не забывалась в других странах?

-Во-первых, необходимо сохранять связи, необходимо во всех республиках выявлять тех людей, кто хочет сотрудничать, кто понимает значение этого, потому что, прошло слишком мало времени после распада СССР и пока еще нынешние молодые элиты стараются самоутвердиться. Самоутверждаются всегда за счет отрицания чего-то. Ближайший отрицательный объект — это Россия, потому что она близко, и потому что в составе этого государства мы все находились, у всех были каике-то проблемы. Сейчас молодые государства делают акцент на своих проблемах в этом государстве . 

Я все время говорю, что в период СССР у нас у всех были и общие достижения, и в то же время не было ни одного народа, который бы в той или иной форме не претерпел какие-то, либо неудобства либо репрессии, либо гонения. Это может быть коллективизация, это может быть давление по чисто этническому принципу. Но я не знаю ни одного народа, который бы сказал, что он только выиграли из пребывания в СССР. Когда мы поймем, что у нас была общая история, где были и подвиги и потери у каждого из народов, вот тогда мы выйдем на более честную версию. Но я боюсь что пока сейчас еще не достроены политически нации во всех государствах постсоветского пространства, мы еще какое-то время будем мучиться взаимоотрицанием.

- В последнее время все чаща звучит мнение, что нужно искать и другие темы объединяющие людей из постсоветских стран, помимо темы Великой Отечественной войны. Что может стать той идеей, тем проектом, который объединил бы общества постсоветских стран?

-Вы знаете, эта идея на самом деле простая, лежит на поверхности, раньше о ней говорили много, но когда распадался Советский Союз и все хотели расходиться, об этом забыли. Это колоссальный рывок, социально-экономический и в особенности культурный, который совершили все без исключения народы за 20 век, пребывая в Советском Союзе. Сейчас не любят вспоминать, но в 20- 30 годы в СССР проводилась политика приоритетного развития народов, которые ранее, как считалось, были не очень развиты, и некоторые народы просто получили свою интеллигенцию и без национальной политики советской власти они бы современными нациями не стали. 

Например, в Казахстане до революции до 1917 года не было ни одного вуза, а после распада СССР там их десятки. Это развитая страна Азии. А что было бы, например, в Таджикистане, если бы там не было советской власти? Мы видим рядом Афганистан. Мы что, хотели бы и могли бы иметь таких соседей? Значит была проделана очень большая цивилизационная работа на всем этом пространстве, и это важно подчеркивать. 
Я думаю, что это будет полезно и честно, что все эти успехи были достигнуты коллективными усилиями. Потому что конечно были проблемы, связанные с монопроизводством, с монокультурами, когда сейчас мы распались на разные части, выясняются, что экономики новых государств не гармоничны, потому что Узбекистан был заточен на производстве хлопка, и там остальное производство не было развито. Тем не менее, в едином государстве это все работало на единую задачу, и на все народы одновременно. От этого имели пользу все и об этом нужно помнить. Эта память о достижениях советского периода должна нас стимулировать на взаимодействие в будущем.

Айк Халатян

 

http://novostink.ru/interviews/102192-aleksandr-barsenkov-pamyat-o-dosti...

 

Поделиться: