Клуб молодых евразийских политологов. г. Астана.

Интервью с участниками. Хайрулло Мирсаидов, журналист, политический обозреватель «Asia-Plus» (г. Худжанд, Таджикистан) 

- Хайрулло, на Ваш взгляд, в чем главная проблема, с которой сталкиваются молодые политологи в своей профессии, почему заканчивая факультеты политологии многие молодые выпускники не находят работу по профилю?

 - Главная проблема, на мой взгляд, в том, что далеко не во всех странах СНГ, в частности в Центральной Азии, есть институты политологии. В Таджикистане они есть в одном или двух университетах, но там преподают не профессионалы, это раз. Т.е. фактически получается, что политологами становятся либо журналисты, либо историки, и это уже сформировавшиеся личности.

 Они не становятся политологами, заканчивая университеты, они становятся политологами с возрастом, когда у них появляется опыт и когда они начинают что-то комментировать. Журналисты сначала просто к ним обращаются, а потом дают им «ярлык» политолога. В Таджикистане эта проблема точно есть, в Кыргызстане я тоже знаю немного профессиональных политологов. В первую очередь это должна быть образовательная база, должны преподавать хорошие политологи, которые могут дать базис.

 По поводу трудоустройства. По большому счету, если это политолог-комментатор, его работа заключается в раздаче интервью. Вопрос в том, кто будет платить за эти интервью. Например, западные СМИ все экспертные мнения оплачивают очень хорошо. В Центральной Азии этой практики практически нет. Возможно, в Казахстане есть, но в Таджикистане нет. Я, например, будучи журналистом, постоянно беру интервью у многих наших экспертов, но ни они, ни я никогда даже не заикались об оплате этого труда. Т.е. мы как СМИ не можем себе позволить это, а он,  просто для того, чтобы его цитировала солидная газета, не ставит так вопрос. Что же касается политолога-аналитика, в первую очередь он сам должен быть заинтересован в подготовке научных, аналитических статей как по внутренней, так и по внешней политике. 

В принципе сейчас, в отсутствие таких специалистов в Таджикистане, эту роль выполняют журналисты, в том числе и я. Я пишу как российским, так и западным, казахстанским, кыргызским СМИ. Многие обращаются ко мне именно в плане анализа безопасности, проблем религии, терроризма, а так как Худжанд находится в Ферганской долине (зона особо опасная), плюс мы граничим с Афганистаном, мои jwtyrb считаются наиболее объективными. Альтернатива должна быть всегда. Например, когда на границе Таджикистана и Кыргызстана произошел вооруженный конфликт, был до такой степени кризис информации со стороны таджикской стороны, что на меня вышли из МИДа Казахстана и попросили о консультации. Потому что вброс информации со стороны Кыргызстана был огромный и слушком противоречащий, позиция же таджикских СМИ была более сдержанной (пока мы на 100% не будем уверены в информации, мы не будем писать).

В итоге, я комментировал буквально каждую публикацию, которая выходила в Кыргызстане, потому что во-первых еще когда шла перестрелка я уже был в дороге, я был первым и в течение двух дней чуть ли не единственным человеком, который был на границе в тот момент. 

Кроме того, я давно уже считаюсь экспертом не только по Ферганской долине, но и по всей Центральной Азии (кроме Казахстана) это Кыргызстан, Узбекистан, Таджикистан, частично Афганистан. После этого мне предложили сделать аналитические статьи. Т.е. профессионал востребован тогда, когда его замечают. К сожалению, не у многих журналистов в Таджикистане есть возможность выходить на международный уровень, в силу того, что в Таджикистане, например, далеко не все журналисты знают русский язык. Таджикоязычная газета популярна, но она внутри рынка, стимул зарабатывать дополнительные средства есть, а возможностей нет, так как нет достаточного уровня владения языком. 

Например, наш медиахолдинг «Азия плюс» испытывает огромный дефицит в русскоязычных журналистах. Одно поколение ушло, а новых нет. Это были ребята, которые прошли школу еще в Советском Союзе и так как они выросли из этого уровня они сейчас работают в разных структурах, как международных, так и таджикских и они сейчас зарабатывают намного больше, чем может себе позволить платить «Азия плюс». И сейчас у нас реальный кризис журналистики, я не говорю уже о политологии. Кризис в людях, которые могут говорить о таких вещах, которые мы сейчас обсуждаем.

- Скажите, пожалуйста, в чем, на Ваш взгляд, сложность и специфичность изучения такого региона как Центральная Азия? Можно ли изучать современные процессы в странах Центрально-азиатского региона без глубокого погружения в историю стран Центральной Азии?

 - Нельзя. В первую очередь потому, что Центральная Азия сформировалась достаточно давно, были одни народы, потом в течение тысячелетий приходили разные завоеватели, а это сотни разных племен и сейчас, когда дело касается истории, непосредственно связанной с повседневной жизнью, элементарно, когда происходят конфликты на границе (земли которые принадлежали сначала одним, потом перешли в другие руки) эта суть истории, которую необходимо знать. 

Зачастую российские журналисты пишут материалы без привязки к действительности центрально-азиатского региона (видно, что человек никогда не был в Центральной Азии и даже не знает о чем он говорит) это вызывает недоумение. К сожалению, если у этого человека есть «имя» в России его материал воспринимается как серьезный. Поэтому, «Восток – дело тонкое» и прежде чем давать материалы по Центральной Азии, желательно сначала изучить историю региона, взаимоотношения между странами, а потом уже непосредственно перейти к комментированию процессов, которые происходят сейчас. Только тогда позиция будет более или менее взвешенной.

- Каким образом необходимо выстраивать коммуникации между молодыми профессионалами постсоветских стран? В чем значение коммуникаций молодых профессионалов?

  Я хочу сказать о сегодняшнем мероприятии. Во-первых, на мой взгляд, такая площадка появилась впервые. Необходимо приглашать молодых, неконсервативных профессионалов, без стереотипов. Создавать площадки, чтобы они узнавали друг друга. Потому что, прочитав мой комментарий, например, в интернете мой коллега в Казахстане, Кыргызстане, Узбекистане, знающий меня может дать оценку прокомментированным событиям с наибольшей достоверностью. Если же читаешь комментарии никому не известного политолога, невозможно дать реальную оценку, насколько он объективен. Поэтому такие площадки дают очень положительный результат. Здесь мы получаем максимально многостороннюю информацию и я уверен, что когда мы приедем в Бишкек, (там в силу внутриполитических событий в последние годы сформировалась многогранная политическая элита) появится целостная картина. И я смогу что-то советовать, в первую очередь, нашим предпринимателям. 

Важно, что когда процесс будет близок к вступлению в Таможенный и Евразийский союз, чтобы люди были к этому готовы, в первую очередь те же предприниматели и они принимали бы активное участие именно в процессе обсуждения, общественных слушаний. Чтобы не было так, что президент сказал «рахат», а народ ответил «лукум». И чтобы они потом не хватались за голову, а уже сейчас, так как это в перспективе все равно намечается, подстраивали и свои идеи, и свой бизнес именно под эту интеграцию. В этом плане, я вижу свою задачу получать, а затем передавать эту информацию.

- Оцените, пожалуйста, плюсы и минусы проходящего Клуба молодых политологов, какие тренинги и выступления показались Вам наиболее интересными?

 - Я знаю по своему опыту, когда я формировал центрально-азиатскую сеть молодых журналистов, как вы это делаете здесь и сейчас, я работал два года. Люди приходят, отсеиваются, перспективные остаются. В перспективе, я вижу этот клуб таким, чтобы реально собралась та самая молодежь, те самые политологи, которые будут работать единым фронтом во благо всех наших стран и выполнять задачи, поставленные в будущем. Конечно, необходимо учитывать, что школа политологии в Центральной Азии не так развита, но для этого есть прекрасные лекторы, которые постепенно всему этому обучат. Я надеюсь, что это будет очень плотная работа, подключатся новые люди и в конце образуется костяк, через который мы сможем реализовывать реальные проекты, направленные не только на обучение. Мы сможем выдвигать свои идеи, наше сотрудничество имеет много граней.

 Более всего запомнился тренинг по информационной безопасности Ивана Сафранчука. Я для себя сделал заключение, что мы посмотрели, где и какие проблемы наиболее актуальны и если в одной отдельно взятой стране, что-либо происходит, это отражается на все регионе в целом. Мы должны знать, какой стране, что угрожает и, в перспективе, анализировать ситуацию.

Поделиться: