Мы уже писали о конфликте президента Армении Сержа Саргсяна с лидером ведущей невластной политической силы – партии «Процветающая Армения» (ППА) Гагиком Царукяном. Точку в конфликте поставило заявление Царукяна 5 марта на 8-м внеочередном съездев котором он сообщил о своем уходе из политики, и что он больше никак не связан с этой партией.

Фактически это было заявление о полной капитуляции, условия которой было согласованы при посредничестве самого богатого армянского предпринимателя в России Самвела Карапетяна и партии АРФ «Дашнакцутюн». Сразу же после появления информации о встрече Царукяна с Саргсяном при посредничестве посредников в СМИ появилась информация, что лидер «Процветающей Армении» согласился выполнить главное требование президента – полностью уйти из политики, а также отказаться от своих информационных ресурсов, в том числе и телеканала «Кентрон» (Центр).

Надо отметить, что «Кентрон», наряду с телеканалом «Еркир-медиа» (принадлежит АРФ «Дашнакцутюн») были единственными неподконтрольными властям телеканалами.

Как отмечалось, главной целью атаки на «Процветающую Армению» было устранение препятствий для проведения в стране конституционной реформы и переходу страны к парламентской форме правления. Реформа призвана сохранить власть в руках Сержа Саргсян и после истечения его президентских полномочий. Примечательно, что в тот же день, когда Царукян объявил о своем уходе из политики, спикер Национального собрания Галуст Саакян сообщил, что власти планируют поставить проект конституционных реформ на всенародный референдум. По его словам, осенью этого года проект будет окончательно готов, а уже весной или осенью 2013 года пройдет референдум.

Учитывая это, для всех политических сил страны первостепенное значение приобретают парламентские выборы 2017-ого года, победитель которых будет фактически определять внутреннюю и внешнюю политику Армении на ближайшие годы. Правящая Республиканская партия Армения разгромом «Процветающей Армении» фактически гарантировала свою победу на парламентских выборах 2017 года. Весь вопрос теперь в том, с каким результатом будет оформлена эта победа.

Интерес представляет и расклад сил внутри самой партии между отдельными группами влияния. Можно предполагать, что существенно ослабится влияние внутри партии премьер-министра Овика Абрамяна. Дочь Царукяна была замужем за сыном Абрамяна, и их тандем мог стать серьезным фактором в политической жизни Армении. Даже назначение Абрамяна на пост главы правительства многими экспертами было расценено как попытка президентской администрации с помощью него повлиять на политику свата.

Однако это Абрамяну не удалось. Теперь его перспективы на посту премьер-министра будут больше зависеть от социально-экономического положения страны. Однако с учетом сильного влияния на армянскую экономику кризиса в российской экономике, а также нежелание властей идти на кардинальные реформы, вряд ли Абрамяну удастся добиться каких-то успехов на этом поприще.

Для обеспечения развития страны с помощью внутренних ресурсов нужна конкуренция в экономике и отмена льгот для крупных олигархов, тесно связанных с властью. Однако глава правительства сам является видным представителем кланово-олигархической системы, и даже не будет пытаться лоббировать эти реформы.

В этой связи заслуживают внимания люди, которые могут прийти на смену Абрамяну. Одним из вероятных кандидатов является родной брат Самвела Карапетяна Карен Карапетян (депутат от правящей РПА, а до этого глава президентской администрации). В пользу этой версии говорит факт муссируемых армянскими СМИ слухов о готовности Самвела Карапетяна осуществить крупные инвестиции в армянскую экономику. Российский предприниматель очень трепетно относится к прибыльности и скорой окупаемости своих бизнес-проектов, и вряд ли он просто так начнет инвестировать в Армению.

Очень туманное и незавидное будущее на предстоящих выборах у бывшей до 12 февраля ведущей невластной политической силой страны «Процветающей Армении». Уже на следующий же день после жесткого выступления президента в адрес Царукяна началось бегство из «Процветающей Армении» депутатов-предпринимателей, опасавшихся за свой бизнес. После заявления Царукяна об уходе этот процесс лишь усилился, и к вышедшим из партии добавились главы местных органов власти. В том числе мэры таких крупных городов, как Гюмри и Абовян.

С одной стороны шансы партии на будущих выборах минимальны из-за полного разочарования общества в ней, учитывая капитуляцию Царукяна несмотря на громогласные заявления о готовности до конца бороться с властями ради счастья родного народа. К этому добавляется и невозможность после потери финансовых и административных ресурсов Царукяна пользоваться своими традиционными методами (как и РПА) на выборах, в частности подкупом избирателей и приступами благотворительности.

Единственным шансом для «Процветающей Армении» сохранить и даже усилить свои позиции является возвращение в большую политику экс-президента Роберта Кочаряна. Именно по его указанию Царукян и создал в свое время партию. Однако сейчас возвращение Кочаряна маловероятно, к тому же оно во многом будет зависеть от гарантий ему со стороны Кремля.

На примере «Процветающей Армении» и ее нового главы Наиры Зограбян (председатель парламентской комиссии по евроинтеграции) можно отметить и новую тенденцию армянской оппозиции – переход на прозападные рельсы. Ведь и Царукян, и поддерживавший его лидер Армянского национального конгресса, экс-президент Левон Тер-Петросян считались пророссийскими политиками.

По всей видимости, провал ставки Тер-Петросяна на Царукяна, как лидера консолидированной оппозиции, сильно скажется на и так невысоком рейтинге партии и лично ее лидера. Электорат АНК видимо постепенно отойдет Николу Пашиняну – харизматичному оппозиционному лидеру новой формации. В свое время Тер-Петросян выжил его из своей партии, сделав ставку на Левона Зурабяна, видимо видя в Пашиняне угрозу своему единоличному руководству АНК. И через два года партия будет пожинать плоды этих двух роковых ошибок Тер-Петросяна.

В пользу Пашиняна, как нового лидера армянской оппозиции, говорят как его личные качества (харизма, ораторское искусство), так и возможная поддержка со стороны властей. Армянские власти сейчас сами заинтересованы в выдвижении новых оппозиционных лидеров, которые призваны заполнить тот вакуум, который образовался после полной дискредитации традиционных оппозиционных лидеров. Это нужно, как для продолжения «игры в демократию» перед западными партнерами, так и с целью недопущения самовыдвижения оппозиционных лидеров, которые смогут реально претендовать на массовую поддержку.

Ведь ни Пашинян, ни Заруи Постанджян, которая вероятно станет вместо Раффи Ованнисяна новым лидером партии «Наследие», из-за своих радикальных взглядов вряд ли смогут завоевать поддержку большей части армянского общества.

Само «Наследие» вероятно сохранит свои нынешние позиции, однако в условиях появления нескольких прозападных политических сил и пока пророссийского армянского общества, вряд ли сможет существенно усилить свои позиции.

Мечтает сохранить свои позиции и партия «Оринац еркир» бывшего председателя Совета нацбезопасности Армении Артура Багдасаряна, якобы перешедшая в оппозицию, но сохранившая отношения с властями. Ее будущее во многом зависит от доброй воли властей и их желания сохранить многопартийность в парламенте. Ведь на предыдущих парламентских выборах партия едва смогла преодолеть 5% барьерный барьер.

Из представленных сейчас в парламенте оппозиционных партий лишь АРФ «Дашнакцутюн» может претендовать на существенное усиление своих позиций после парламентских выборов 2017 года. Это вероятно единственная в классическом понимании партия в Армении, имеющая идеологическую основу, мощные традиции и жесткую партийную дисциплину, к которым добавляются и ресурсы диаспоры (это самая влиятельная партия в армянской диаспоре).

К тому же «Дашнакцутюн» была единственной оппозиционной силой, поддержавшей идею властей о переходе на парламентскую форму правления. В этой связи не исключены закулисные соглашения с властями (даже формирование коалиции до или после выборов с правящей Республиканской партией), что также может положительно сказаться на ее результатах.

Что касается влияния на выборы внешних акторов, то, учитывая тесное сотрудничество армянских властей с Россией, более активно будет действовать Запад. Понимая слабость прозападных политических партий, США и ЕС будут больше делать упор на работу с общественными организациями, гражданских активистами и СМИ. Эта работа пока больше направлена на перспективу, в частности попытки переформатировать общественное сознание Армении. Ведь для успеха в краткосрочной перспективе Запад должен или решить карабахский конфликт и открыть границу Турции с Арменией, или помогать Армении в сохранении военного баланса с Азербайджаном путем поставок оружия по ценам ниже рыночных. Вдобавок необходимо компенсировать потери армянской экономики, сильно зависимой от России. Однако сейчас Запад не готов к этому.

Следует также отметить, что гражданские активисты постепенно набирают вес в политических процессах в Армении, однако пока еще не способны на кардинальные шаги по смене власти. Что касается отношения к ним армянских властей, то, не обладая запасами нефти и газа, а также завися от западных кредитов и инвестиций, они не могут позволить себе «закрутить гайки» в стране и запретить работу западных фондов, как это было сделано в соседнем Азербайджане. Во многом благодаря этому политическая система Армении, несмотря на авторитарные замашки лидеров страны и постоянные нарушения избирательного законодательства властями, намного либеральнее, чем в других странах Евразийского экономического союза.

Айк Халатян

http://www.caspiania.org/2015/03/11/politicheskij-rasklad-v-armenii-posl...

 

 

Поделиться: