Казахстан - привлекательный игрок на постсоветском пространстве и в Центральной Азии. Страна в рейтинге Failed States Index (дееспособность государств), занимает 111 место, а по объему ВВП входит в тройку «больших экономик» постсоветского пространства. Кроме того, Астана традиционно занимает прагматичную позицию, что делает ее привлекательной в качестве партнера. 

Сегодня без Казахстана трудно обсуждать вопросы региональной безопасности. Поэтому сотрудничество Астаны и Москвы имеет большой потенциал в вопросах укрепления стабильности и снижения рисков и угроз. Тем более что подобный опыт уже имелся: в ходе двух революций в Кыргызстане и недавних украинских событий.

Между странами наблюдается высокий уровень доверия и динамика сотрудничества. В 2014 году Казахстан и Россия страны подписали «Договор о союзничестве РФ и Казахстана в XXI веке». Еще раньше они взяли курс на создание единой ПВО. Отметим, что вопросы безопасности всегда носили чувствительный характер и в тоже время отражали уровень доверия между государствами. Кроме того, обе страны входят в ЕАЭС и имеют большой двухсторонний товарооборот (по объему уступают только Китаю) среди государств Центральной Азии.

Сотрудничество Казахстана и России играет важную роль в сфере безопасности Центральной Азии. Особенно сегодня, когда цены на нефть способствовали сокращению оборонных бюджетов. Следует также брать во внимание трансформацию окружающего мира, что влечет нестабильность. Как следствие возникают новые риски и угрозы. Все это можно отнести к числу внешних факторов, которые влияют на безопасность Центральной Азии.

Но безопасность Центральной Азии, это не только и не столько влияние внешних факторов: терроризма, гражданской войны в Афганистане. Это, прежде всего, накопившиеся за более чем 20 лет развития внутренние проблемы и противоречия, которые подрывают доверие и расшатывают стабильность в регионе.

- водно-энергетическая проблема;

- проблема границ и спорных территорий;

- транснациональная преступность (оборот оружия и наркотиков);

- радикализм и экстремизм «местного разлива»;

- демографическое давление и миграция (этнотизация) и т.д.

Они имеют куда более важное значение, чем внешние обстоятельства: Афганистан, глобальный кризис или украинские события. Последние только обостряют те проблемы, которые накопились или накапливаются в регионе, но пока не находят решения. Центральная Азия сама для себя представляет большую опасность, чем окружающий ее мир. А это создает взрывоопасную среду, как для Казахстана, так и для России.

Казахстан, позиционирует страной, где есть межнациональный мир, а сам он занимается «экспортом стабильности» в регионе. Однако в  республике до сих пор не появился массовый средний класс, которому есть что терять в случае нестабильности. Более того, дает о себе знать материальное расслоение в обществе. Как отметил Н.Назарбаев в 2013 году: «Есть мировой рейтинг – индекс Джини, у нас он пока 6%, опасно, когда он к 10% приближается, это плохо». В дополнение к сказанному, в стране слабо развито Гражданское общество.

Выходит, что в Казахстане необходима доаполнительная основа для стабильности. Нужна созидательная работа.

  Как признался два года назад президент РК: «Я знаю, что «излюбленная» тема обсуждения в некоторых частных кругах – это вероятность всевозможных переделов собственности». Подобные настроения не укрепляют мир и порядок в государстве.

Получается, что устойчивое развитие Казахстана зависит от способности государства создать благоприятную среду для формирования отряда частных предпринимателей, массового среднего класса. Проще говоря, от эффективности политических институтов.

Поэтому предстоящие президентские выборы в Казахстане интересны не тем, кто на них одержит победу, а тем, что будет после них. Кстати, ответ на этот вопрос дал Н.Назарбаев на недавнем съезде партии «Нур Отан». Но проблема не в продекларированных целях развития, а в политической воле. Тем более что многие пункты его предвыборной речи уже звучали ранее. 

Президентские выборы носят несимволичный характер для России, т.к. двухсторонние отношения между странами очень часто покоятся на личном факторе. А именно на доверии между президентами В.В.Путине и Н.А.Назарбаеве. Оба лидера часто встречаются, консультируются, обсуждают вопросы глобальной и региональной безопасности.

Нынешние президентские выборы знаменуют собой «осень патриарха» - поздний период правления харизматичного казахстанского президента. Что это значит?

Во-первых, они могут стать последними для действующего главы государства. Де-юре в Казахстане уже стартовал процесс смены власти. В 2010 году был принят закон «О лидере нации», который закреплял за первым президентом РК особый правовой статус, и гарантировал ему и его семье иммунитет неприкосновенности. Де-факто ситуация не проясняется по поводу его возможного преемника и механизма смены власти.

Во-вторых, обращает внимание личность первого президента РК, который за годы правления превратился в политического тяжеловеса. И есть риск, что с его уходом страна столкнется с кризисом лидерства. Подобный сценарий усиливает тренд нестабильности не только для Казахстана, но и для Центральной Азии. 

В-третьих, каким Казахстан останется после Назарбаева? Сегодня страна выглядит бодрячком на постсоветском пространстве, но у нее есть проблемы и противоречия. Их не стоит преувеличивать, но и пренебрегать ими тоже опасно. 

Очевидно одно, сегодня у России есть возможность перестроить отношения с Казахстаном на еще более эффективной основе, с тем, чтобы снизить риски на случай ухода с политической арены действующего президента РК. Тем более что речь идет о стране с сильной президентской формой правления, с сильной вертикалью власти. В то время децентрализация власти таит в себе опасные тенденции.  

 

Замир Каражанов,

главный редактор интернет-портала "Caspian bridge" (Алматы, Казахстан)

 

http://www.ia-centr.ru/expert/20402/

Поделиться: