Владимир Губарев, долгое врем проработавший редактором по науке в газетах «Комсомольская правда» и «Правда», — это признанный мастер советской научной фантастики и научной журналистики. На его глазах рождалась космическая эра человечества, ему повезло соприкоснуться с такими легендарными личностями, как Юрий Гагарин, Мстислав Келдыш, Андрей Сахаров, Cергей Королев. В беседах с Владимиром Степановичем оживает романтическая эпоха советской космонавтики, наполненная безграничной верой в научно-технический прогресс. Но первый вопрос нашего интервью касался не дня вчерашнего, а дня завтрашнего.

Владимир Степанович, сегодня, когда создается новое единое геоэкономическое пространство – Евразийский экономический союз, немало говорится о том, что постсоветским странам нужны новые объединяющие символы. Что, на ваш взгляд, может стать основой новой идентичности?

– Полет Юрия Гагарина в космос и выдающиеся достижения СССР в области космонавтики объединили народы Содружества независимых государств в прошлом – ведь в победах советской космонавтики есть частичка вклада каждой республики. Но они же могут стать символом сотрудничества в будущем.

В сущности, мы не должны смотреть все время в прошлое. Мы, конечно же, должны знать его, изучать, но главное для нас – это будущее. Работать над тем, чтобы приблизить его, – в этом имеется смысл.

Я убежден, что космонавтика – это идея, которая может объединить всех людей. Причем в широком плане, не только в странах Содружества, но и весь мир. Я был во многих странах и знаю, как встречали Гагарина в Африке, Азии, Европе и Америке – он был для всех своим. Сыном, братом, другом... И это очень важно, когда есть люди и идеи, которые объединяют всех людей на планете. Идея завоевания космоса бессмертна и бесконечна. 4 октября 1957 года, когда на орбиту был выведен первый искусственный спутник Земли, наступила новая эра цивилизации – космическая эпоха человечества. И мы должны об этом помнить.

Что такое космос вчера и сегодня? Это лучшие технологии, это безумный шаг вперед, это прогресс человечества. Я бы проводил 12 апреля во всех школах мира Урок Гагарина. Давным-давно, будучи редактором по науке в «Комсомольской правде», я вместе с летчиком-испытателем Виталием Севастьяновым организовывал нечто подобное. Но потом все забылось. Сегодня дети всего мира должны знать, что космос – это знания, космос – это стремление к научно-техническому прогрессу, космос – это понимание мира, в котором мы живем, это главная философская концепция сегодняшнего дня. XXI век – это время, когда мы должны понять, как возникла жизнь на Земле, откуда мы произошли. Без освоения космоса это невозможно. Это глобальные задачи, которые увлекают человечество.

– Сегодня в Казахстане набирает обороты общественное движение, лейтмотивом деятельности которого является критика экологических проблем, связанных с Байконуром. Наверняка эта общественная критика связана с непониманием выгод, которые получает Казахстан от космодрома?

– Казахстан, на территории которого находится первая космическая гавань человечества, – уникальная страна, будущее которой, на мой взгляд, неразрывно связано с космическими программами. Богатство Казахстана заключается в минеральных ресурсах, для добычи и разведки которых нужны новые технологии, в том числе связанные с космосом. Конечно, человечество в целом и отдельно взятая страна может отказаться от космических программ, но это резко снизит уровень технологий и уровень жизни людей вообще.

Что касается экологических проблем, то ущерб, причиняемый запусками Протонов, сильно преувеличен. Он не превышает вред, скажем, от выхлопов угарного газа автомобилями в крупных казахстанских городах – Алматы и Астане. В этой связи мне вспоминается дискуссии по загрязнению Байкала промышленными комбинатами. Когда были сделаны космические снимки озера, выяснилось, что на Байкале насчитывается 100 тыс. моторных лодок, которые загрязняют его несравненно больше, чем десять комбинатов. Но никто же не боролся с моторными лодками?

Нет в мире более выгодного дела, чем полеты в космос. Один доллар, вложенный в космонавтику, дает 10 долларов дохода. По сути, космонавтика – это одна из составляющих экономической мощи Казахстана. Если убрать атомную промышленность, предприятия, подобные тем, что расположены в Степногорске и Курчатове, а также космос, то Казахстан из передовых в технологическом отношении государств превратится в одну из стран третьего порядка.

Что касается падения Протонов, то главный удар, на мой взгляд, наносится не экологии даже, аварийные пуски бьют главным образом по экономике Казахстана и России, поскольку доходы от запусков коммерческих полетов, по соглашению, идут в казну как России, так и Казахстана.

- Сегодня у Казахстана есть планы строительства атомной станции, что опять-таки сопряжено с определенными экологическими рисками. Насколько выгоды от работы АЭС превышает риски?

- В Казахстане был прекрасный пример работы атомной станции. Я говорю о первой в мире атомной станции с реактором на быстрых нейтронах с опреснителем в Шевченко, нынешнем Актау. Благодаря опреснителю пустыня, безжизненная и безводная земля превратилась в рай, один из самых передовых и лучших городов в Казахстане.

Я думаю, что строительство атомной станции это позитивный шаг. АЭС – это ведь не просто энергия, это новые технологии, скачок в развитии. Конечно, в атомной энергетике было немало ошибок — Чернобыль, Фукусима. Это была плата за незнание.

Я понимаю, с чем связано настороженное отношение казахстанской общественности к атомной энергетике. Казахстан в свое время очень сильно пострадал от испытаний ядерного оружия. Безусловно, потребуется время и большая разъяснительная работа для того, чтобы переломить негативное отношение к атому. В любом случае, у людей должно быть право голоса в принятии решения о строительстве АЭС.

Как вы оцениваете решение президента Казахстана Нурсултана Назарбаева об отказе от ядерного вооружения.

– Я считаю, что это выдающийся неординарный шаг и свидетельство мудрости казахстанского президента. Время подтвердило правильность этого шага.

В то время, когда все стремятся владеть ядерным оружием, полагая, что оно придаст им военную мощь, укрепит их авторитет в мире, обеспечит безопасность и даст преимущества во внешней политике, нужно быть очень мудрым и дальновидным человеком, чтобы осознать: ядерное оружие способно сделать позиции страны в международной политике уязвимыми. И что мощь государства, мощь страны, уважение к стране заключается, в общем-то, не в ядерном оружии, а в динамичном развитии страны. Назарбаев первый доказал, что как раз-таки отказ от ядерного оружия дает преимущество в мировой политике, а не наоборот. Стремление обладать ядерным оружием – это не более, чем имперские амбиции стран такого порядка, как Индия и Пакистан, надеющиеся на то, что это обеспечит их превосходством.

- Когда вы говорите о необходимости научно-технического прогресса сразу встает вопрос о популяризации научного знания в том числе посредством научной журналистики. Сегодня этот раздел журналистики практически не развивается.

- И это наша беда… Я преподаю сейчас в МГИМО и МГУ, и выступаю за то, что нужно вводить курс научной журналистики. Посмотрите, как развивались люди, как развивалась страна в 60-е годы! Я убежден, что многие достижения этого времени неразрывно связаны с широким распространением научной журналистики.

Тогда, на мой взгляд, люди были в целом образованнее, чем сегодня. Хотя сегодня едва ли не младенец использует «цифру», но все это стало возможным благодаря научным разработкам, сделанным еще в 60-е годы.

- Таким образом, для того, чтобы повысить уровень образованности общества в странах Содружества необходимо возрождать научную журналистику и научно-популярные издания?

- Обязательно. Замечу, что количество научных изданий в мире значительно превышают все остальные. Однако у нас с научной журналистикой дела обстоят неважно… Возможно, это ответная реакция на достижения науки. Во второй половине XX века достижения науки были столь велики и столь разнообразны, что человек перестал понимать, что происходит и он автоматически отверг эти знания. Но я убежден, что это временное явление.

В то же время мы наблюдаем сегодня, какое большее значение уделяют динамично развивающиеся в экономическом отношении страны пропаганде научных знаний. К примеру, в Китае есть большая программа научного образования народа. Всех – от малышей до пожилых людей. В ее преамбуле очень четко проговаривается, что если не будет научного образования народа, то темпы развития Китая резко упадут. К тому же китайцы активно издают научную литературу, проводят конкурсы проектов, построили прекрасный музей научных знаний в Пекине, который, на мой взгляд, превосходит знаменитый музей в Чикаго.

Анар Тукеева

Поделиться: