В рамках прошедшей в Ростове-на-Дону конференции"Метаморфоз vs Трансформация. Мультидисциплинарный подход к изучению истории адыгов в XIX-XXI вв." ученые и эксперты выступили с докладами, посвященными актуальным вопросам адыгской истории и новым подходам к исследованию макроисторического региона. 

В своём выступлении на тему "«Бои историй» или использование исторических сюжетов и символов в общественно-политическом дискурсе современной Кабардино-Балкарии" Ю.М. Азикова затронула вопрос взаимодействия кабардинцев и балкарцев, а также значения исторических символов и исторических сюжетов в современной общественно-политической практике. 

Согласно автору, "по мнению отдельных исследователей, компактное расселение двух титульных народов – кабардинцев и балкарцев – несет в себе определяющий этноконфликтный потенциал республики". Однако при этом "конкурентный характер социального взаимодействия кабардинцев и балкарцев не является из ряда вон выходящим явлением и тем более не должен вызывать априори алармистские настроения в исследовательском сообществе". Достаточно тесное совместное существование предопределяет общественно-политическую и идеологическую активность представителей наблюдаемых этносов, направленную на присвоение, удержание и персонализацию ресурсов либо пространства, на четкое отделение «своих» от «чужих». 

Построение исторической памяти у кабардинцев и балкарцев при этом сочетается с "инструментальным" отношением к истории, позволяя этим народам при необходимости использовать её в своих интересах. Ю.М. Азикова выделяет несколько причин подобного отношения к истории.

Во-первых, не просто население, а титульные нации республики осознанно или неосознанно вынуждены находиться в конкурентном поле отстаивания своих интересов, и в первую очередь территориальных интересов.

Во-вторых, определенная часть общества нуждается в реализации творческого потенциала, своих общественных и политических амбиций.

В-третьих, властная структура общества, руководствуясь своими управленческими интересами, подходит выборочно к экспертным интерпретациям истории для итогового конструирования угодного идеологического фона и «правильной» идентичности. 

В-четвертых, основная масса населения, не будучи увлеченной историческими штудиями, нуждается в сохранении своего языка, своей культуры и своей истории, соответственно. Это формирует их готовность без должной критичности пропускать через свое сознание информацию исторического плана, конструируемую СМИ, ангажированными интеллектуалами, публицистами, «уважаемыми людьми». 

Всё это наводит автора на следующую мысль: "Напряженность существует всегда и везде – в семье, между соседями, между народами и т. д. Но исторические символы и сюжеты кабардинцев и балкарцев, их исторический багаж структурируют эту напряженность определенным образом, наряду с текущими, современными точками соприкосновения, по большому счету, не связанными с историей".

"Хотя общество провоцирует профессиональных историков становиться официальными творцами исторической памяти, - добавляет Ю.М. Азикова, - не следует смешивать массовое знание о прошлом и научное представление о прошлом. Достаточно высока вероятность того, что стратегия развития научного знания, вырабатываемая компетентным научным сообществом, будет со временем отрезвляюще действовать на тонкие и грубые попытки конструирования как историй с заинтересованных позиций, так и историй с чрезмерно конфликтным потенциалом".

Поделиться: