"Пресс-клуб Содружество" представляет Вашему вниманию вторую часть доклада "Синергетический потенциал основных положений Стратегии Национальной безопасности Российской Федерации". Начало доклада Вы можете прочесть здесь.

Изучая и анализируя отдельные положения Стратегии Национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года (СНБ РФ до 2020 г.), являющейся основой национальной безопасности России и руководством к действию для всех государственных структур, можно четко проследить, буквально по пунктам, закрепление роли Гражданского общества как равноправного актора, имеющего важнейшее значение наряду с силами обеспечения Национальной безопасности.[1]

Так, четко зафиксировано, что Национальные интересы Российской Федерации и стратегические национальные приоритеты «на долгосрочную перспективу заключаются: в развитии демократии и гражданского общества…»[2], а «для обеспечения национальной безопасности, Российская Федерация, наряду с достижением основных приоритетов национальной безопасности, сосредоточивает свои усилия и ресурсы на следующих приоритетах устойчивого развития:

наука, технологии, образование, здравоохранение и культура, которые развиваются путем укрепления роли государства и совершенствования государственно-частного партнерства»[3]

Далее, практически в каждом разделе Стратегии Национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года, (в отличие от ранее действующей Концепции Национальной безопасности Российской Федерации) на законодательном уровне закреплена обязанность сил обеспечения Национальной безопасности  взаимодействовать с Гражданским обществом для достижения синергетического эффекта, ведь, по мнению профессора Атамчука  Г.В., «если государственный аппарат, который только в его управленческой части составляет более 1,3 млн. профессиональных управленцев, не в состоянии сам быть синергетическим потенциалом и вызывать формирование в обществе синергетических взаимосвязей, то упование на самоорганизацию, самоуправление, самодеятельность, спонтанность и стихийное действие общественных сил является, по меньшей мере, наивным»[4].

Продолжая мысль, профессор Атамчук Г.В. справедливо замечает, что «это, разумеется, не отрицает ни наличия, ни роли этих явлений, а лишь фиксирует то обстоятельство, что самые развитые субъекты самоорганизации и иных "само" представляют собой одиночные или локальные образования с соответствующими интересами и возможностями»[5].

Взаимодействие же Гражданского общества и государства вкупе с расширением пространства Русского мира и укреплением позиций российских соотечественников в странах проживания позволит достичь синергетического эффекта при защите и продвижении Национальных интересов России.

И именно такая Синергия, в фундаменте которой сотрудничество, согласие, взаимопонимание, взаимная поддержка и продвижение, – ресурс и определяющий фактор развития  Российской Федерации. И именно это учитывалось при разработке положений Стратегии Национальной безопасности Российской Федерации до 2020 г.

Например, в области региональной политики («Угрозы национальной безопасности, связанные с диспропорцией в уровнях развития субъектов Российской Федерации, предотвращаются путем проведения рациональной государственной региональной политики, направленной на улучшение координации деятельности органов государственной власти, органов местного самоуправления, предпринимательского сообщества и институтов гражданского общества[6]) и регионального развития («В области регионального развития силы обеспечения национальной безопасности во взаимодействии с институтами гражданского общества способствуют эффективному осуществлению органами государственной власти субъектов Российской Федерации и органами местного самоуправления их полномочий…»[7]), экономической («Для противодействия угрозам экономической безопасности силы обеспечения национальной безопасности во взаимодействии с институтами гражданского общества нацелены на поддержку государственной социально-экономической политики безопасности»[8]), культурной («Для противодействия угрозам в сфере культуры силы обеспечения национальной безопасности во взаимодействии с институтами гражданского общества обеспечивают эффективность государственно-правового регулирования поддержки и развития разнообразия национальных культур, толерантности и самоуважения, а также развития межнациональных и межрегиональных культурных связей»[9]) и иных сфер Национальной безопасности, впервые в новейшей истории России роль Гражданского общества и его институтов не только декларативно упоминается, а напротив, четко фиксируется: силы обеспечения Национальной безопасности обязаны взаимодействовать практически по всем аспектам с Гражданским обществом и использовать все преимущества государственно-частного и государственно-гражданского диалога и партнерства.

Именно это кардинально отличает Стратегию Национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года от всех ранее существовавших документов, в частности, от Концепции национальной безопасности Российской Федерации" (Указ Президента РФ от 17.12.1997 N 1300, в редакции от 10.01.2000), которая провозглашала исключительную роль правоохранительных органов и других силовых структур в обеспечении Национальной безопасности России, при этом абсолютно игнорируя важнейшие акторы – Гражданское Общество и Русский Мир,  результатом чего была ситуация, когда «основные материальные, социальные и духовные элементы, определяющие историческую силу и современную "мощность" государства - территория, природные ресурсы, народонаселение, язык, культура, коммуникации, производственная база, государственные символы, историческое наследие и т. д., - не принимаются во внимание и слабо используются в целях развития»[10].

Надежду на дальнейшее совершенствование структуры и механизмов реализации Стратегии Национальной безопасности, а также трансформацию восприятия вышеуказанных ведущих акторов Национальной безопасности в среде государственных чиновников, экспертов, депутатов и сотрудников сил обеспечения Национальной безопасности вселяет Пункт 98 СНБ РФ до 2020 г.: «Реализация настоящей Стратегии обеспечивается за счет консолидации усилий и ресурсов органов государственной власти, институтов гражданского общества, направленных на отстаивание национальных интересов Российской Федерации путем комплексного использования политических, организационных, социально-экономических, правовых, специальных и иных мер, разработанных в рамках стратегического планирования в Российской Федерации»[11], - явившийся плодом обобщения позитивного опыта синергетического взаимодействия сил обеспечения Национальной безопасности с институтами Гражданского общества, а также изучения опыта ведущих мировых держав (США, страны Евросоюза), ставящих «во главу угла» именно внутренний гомеостаз государства, обеспечение которого невозможно осуществить без Гражданского общества.

Закрепляют социальную направленность и примат важности состояния Гражданского общества и его институтов в деле обеспечения Национальной безопасности России введенные «основные характеристики состояния Национальной безопасности», четыре из которых являются «социально-экономическим барометром» состояния Гражданского общества:

  1. уровень безработицы (доля от экономически активного населения);
  2. децильный коэффициент (соотношение доходов 10% наиболее и 10% наименее обеспеченного населения);
  3. уровень роста потребительских цен;
  4. уровень обеспеченности ресурсами здравоохранения, культуры, образования и науки в процентном отношении от валового внутреннего продукта[12]

И только 3 «основные характеристики состояния Национальной безопасности» отражают непосредственно военно-техническое («уровень ежегодного обновления вооружения, военной и специальной техники» и  «уровень обеспеченности военными и инженерно-техническими кадрами») и финансово-экономическое состояние государства (уровень государственного внешнего и внутреннего долга в процентном отношении от валового внутреннего продукта)[13].

На основании непрерывного мониторинга вышеуказанных 7 (семи) «основных характеристик состояния Национальной безопасности»[14], регулярно подготавливаются Секретарем Совета Безопасности Российской Федерации доклады Президенту и Правительству Российской Федерации и принимаются решения, направленные на устранение или предупреждение реальных и потенциальных угроз Национальной безопасности России.

 

Продолжение следует...


[1] «Вооруженные Силы Российской Федерации, другие войска, воинские формирования и органы, в которых федеральным законодательством предусмотрена военная и (или) правоохранительная служба, а также федеральные органы государственной власти, принимающие участие в обеспечении национальной безопасности государства на основании законодательства Российской Федерации» Абзац 6, Пункт 6, СНБ РФ до 2020 г.

[2] Пункт 21 СНБ РФ до 2020 г.),

[3] Абзац 3, Пункт 24, СНБ РФ до 2020 г.).

[4] Атаманчук Г.В. "Синергетические аспекты государственного управления". Раздел III «Глобализация и социосинергетика».  Сборник текстов докладов и сообщений методологического семинара профессорско-преподавательского состава РАГС «Глобализация: Синергетический подход» http://spkurdyumov.narod.ru

[5] Атаманчук Г.В. "Синергетические аспекты государственного управления". Раздел III «Глобализация и социосинергетика».  Сборник текстов докладов и сообщений методологического семинара профессорско-преподавательского состава РАГС «Глобализация: Синергетический подход» http://spkurdyumov.narod.ru

[6] Пункт 59 СНБ РФ до 2020 г.

[7] Пункт 65 СНБ РФ до 2020 г.

[8] Пункт 61 СНБ РФ до 2020 г.

[9] Пункт 82 СНБ РФ до 2020 г.

[10] Атаманчук Г.В. "Синергетические аспекты государственного управления". Раздел III «Глобализация и социосинергетика».  Сборник текстов докладов и сообщений методологического семинара профессорско-преподавательского состава РАГС «Глобализация: Синергетический подход» http://spkurdyumov.narod.ru

[11] Пункт 98 СНБ РФ до 2020 г.:

[12] Пункт 112 СНБ РФ до 2020 года

[13] Пункт 112 СНБ РФ до 2020 года

[14] Пункт 112 СНБ РФ до 2020 года

 

Петрушков М.Г.
Член ВКС,

Председатель «Союза Молодых
Российских Соотечественников Республики Таджикистан»

Поделиться: