Сложная геополитическая ситуация, неблагоприятная экономическая конъюнктура создают дополнительные вызовы для государств Каспийского региона, в том числе в сферах экономической и информационной безопасности. Азербайджан и Россия остро нуждаются в формировании общей стратегии преодоления кризисных явлений. Актуальным в этих условиях становится углубление взаимодействия между общественными структурами, научными, экспертными и информационными центрами двух стран.

Об итогах обсуждения рассказывает исполнительный директор ИАЦ МГУ – Сергей Рекеда.

Судьба мировой экономики в новых реалиях – тема настолько актуальная, настолько и умозрительная. Прогнозы в нынешних условиях, когда ситуация на рынках меняется каждый день дело крайне неблагодарное. И все-таки участники дискуссии попытались дать какую-то оценку базовым трендам. Насколько убедительными показались Вам эти доводы?

С.Рекеда: Прежде всего, рано хороним нефть. Кроме того, жизнь очевидно будет и после нефти. Чего пугать друг друга?

Эта тема действительно часто обсуждается на уровне экспертного сообщества. Но вы совершенно правильно отметили, прогнозы сейчас делать можно только на краткосрочную перспективу и при этом допускать возможность высокого уровня погрешности.

Разговор о том, как жить, если нефть и газ потеряют прежнее значение стратегического ресурса, на самом деле, очень важная и нужная тема, но ровно настолько она и, как Вы правильно заметили, умозрительна.

Почему сейчас цена на нефть стабилизировалась? Эксперты приводят пять-шесть аргументов, каждый из которых выглядит абсолютно убедительным. Пройдет неделя – цены могут упасть и снова мы найдем под этот тренд вполне объективное, научно обоснованное решение. А вот предугадать колебания валют и цен на энергоресурсы в среднесрочной перспективе почти никто уже не берется, поскольку слишком много неизвестных, в том числе, по линии геополитических раскладов.

Подобная ситуация неопределенности – живительная среда для спекулянтов, которым новостные агентства подбрасывают готовый инструментарий – «сланцевую революцию», «иранскую нефть», «трубопроводы в обход России», «ужесточение санкционного режима». И все это не растянуто на пяти-семилетнем цикле. А работает в режиме он-лайн, каждый день.

Настала эра спекулянтов на мировых рынках и тех стран, которые готовы погреть руки на спекуляциях более высокого уровня – геополитического масштаба.

Поэтому я услышал прекрасные выступления Алексея Кузнецова из Баку и уважаемого Стаса Притчина из московской студии, можно полностью согласится с тем, что нашим странам нужна диверсификация, развитие ненефтяного сектора. Но это, в конечном счете, только часть мозаики, а вся картина, к сожалению, скрыта от экспертов. В силу предельной хаотичности, ситуативности всей нынешней модели геополитических и геоэкономических отношений.

И все-таки вопрос об интеграции как об антикризисном инструменте был поставлен в ходе обсуждения, на мой взгляд, совершенно уместно и справедливо.

С.Рекеда: Я поддерживаю точку зрения господина Винокурова о том, что Россия и Азербайджан обладают потенциалом для гораздо более глубокой интеграции в экономической сфере. И также согласен с тем, что вопрос формата, я имею ввиду структурную организацию такого рода сотрудничества, вторичен по отношению к реальным практикам.

Это может быть аграрный сектор, туризм, обмен технологиями, IT – рынок. Все то, о чем говорилось и говорится вот уже много лет. Но тогда нужно менять психологию бизнеса. Ненефтяной сектор едва ли даст быструю прибыль, а наш и азербайджанский бизнес привык к коротким деньгам и большой марже. Сейчас самое время поменять подходы, создать условия для долгосрочных вложений, чему должна способствовать, прежде всего, политическая стабильность в наших странах.

Будет стабильность, инвестиции рано или поздно вернуться.

Действительно, прав Евгений Винокуров, рынок РФ и других стран ЕАЭС - это крупнейший, оптимальный и безальтернативный рынок для Азербайджана. Это 180 млн. человек, около 2 трлн. долларов ВВП по номиналу, что открывает огромные возможности для поставок азербайджанской продукции. Но путь от идеи, понимания возможностей, до их конкретной реализации оказывается не таким простым и линейным. И все-таки другого пути у нас нет.

Поделиться: