Приведение отношений Украины с Россией "к нулю", допрос русскоязычного блогера Мирославы Бердник, скандал из-за "русскоязычных рыбок" в Охматдете и увольнение преподавателей русского языка, посетивших пушкинский фестиваль в Крыму — вот яркие этапы последних дней на Украине.

Украинская борьба со всем русским перешла в острую форму, на которую с холодностью медика смотрит Евросоюз. Этой осенью ЕС, по словам главы МИД Украины Павла Климкина, рассмотрит вопрос безвизовости для украинцев. Но, боюсь, он споткнется не о неприятие украинцами геев (проводим же мы их марши), а о нетерпимость, проявляемую по языковому и национальному признаку. Поляки, объявившие Волынскую резню геноцидом, проведенным украинцами, только подольют проблем в этот огонь.И тут вряд ли в пользу Киева сыграют слова Павла Климкина о том, что отношения с РФ так холодны, что нет смысла "иметь российского посла в Украине". Не знаю, какую трактовку слова "иметь" подразумевал дипломатичный господин Климкин, но сказанное уже не вымарать.Как и слова о том, что не стоит спешить с введением визового режима с Россией. "Мы позволили гражданам России въезд только по заграничным паспортам через международные и межгосударственные пункты пропуска. С точки зрения МИД, я не против введения виз, в принципе мы просчитали, что для этого нужно, но это должен быть шаг, который вызван не символическими мерами, а четким пониманием, что это нам принесет", — говорит Климкин, и мы понимаем, с чем связана его осторожность. Украина поняла, что Россия не будет отвечать на ее действия симметрично, не станет вводить запрет на въезд граждан Украины по внутренним паспортам и позволит украинским заробитчанам строить дачи в Подмосковье, а гражданам призывного возраста — скрываться от похода в армию. В этих условиях отказ от дипотношений либо введение визового режима не создают проблемы России, потому украинский МИД и не делает резких движений.

Общественность же не столь дипломатична. Потому вокруг Национальной детской специализированной больницы "Охматдет" разворачивается языковой скандал. Здесь киевская художница-волонтер Светлана Рудикова нарисовала фрески-рыбок и написала их имена (о ужас!) на русском: Прасковья, Пелагея, Матильда, Рыбка Зиночка, Кашалот Александр, Валентина Петровна, Рыба Герман, Марфа… Этим фактом возмутилась украиноязычная писательница Лариса Ницой. Ее выступления превратились в травлю художницы. Имена рыбок закрасили, как смогли, сотрудники "Охматдета", и доброе дело волонтера не осталось безнаказанным.В итоге на ее странице в соцсетях появилась надпись "Вот что вы знаете о языковом конфликте? Русскоязычный художник облагородила ОХМАТДЕТ. Срач неимоверный в том, что не в том языке ответила и подписала рисунки. Нам еще долго выходить из этого".С выходом тут и вправду будет трудно. Я, к примеру, пытаясь оправдать Ларису Ницой, вспоминала: может, она в больнице детям книжки раздавала и в этот момент возмутилась рыбками? Но нет — ни я, ни Google такого не вспомнили. Видим лишь продажи детских книг этого автора ценою до 162 гривен за штуку. Теперь, в силу скандала, продажи книжек Ницой должны пойти веселей даже по такой скучной цене.

Борьба с русскоязычием приобретает причудливые формы. К примеру, известный журналист-телевизионщик выложил в соцсети донос на славистов Украины, съездивших в Крым на пушкинский фестиваль "Великое русское слово". Он проводится много лет, и как по мне, особой смысловой нагрузки не несет, а потому остается местом ежегодных встреч для преподавателей и ученых. Полагаю, что админграницу с Крымом преподаватели пересекли законно. Помню, что Крым — это Украина. И не понимаю, как у журналиста поднялись руки выложить список славистов в соцсеть? И мне непонятно, как хватило сноровки у Минобразования начать увольнять этих людей — этих преподавателей и доцентов…При этом МИД Украины совершенно не возмущается присутствием на этом же Крымском фестивале славистов из стран ЕС и США. Когда появилась новость об увольнении учителей, я решила, что это сепаратистский фейк. Но она оказалась правдой, что лишний раз подтверждает: при должном патриотическом бдении нам сепаратистов не надо — сами справляемся. Тем более что в Минобразования, насколько я помню, нет планов проведения масштабных фестивалей и форумов для преподавателей не только русского, но и родного украинского языка. Вот и едут они, куда позовут, наивно полагая, что в нашем трудовом кодексе не предусмотрено увольнение за поездку в Крым.        Ясность в вопрос русскоязычной преподавательской деятельности могли бы внести украинские силовые структуры. Но у них, как любят говорить филологи, "поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем".Генеральная прокуратура не нашла общего языка с Национальным антикоррупционным бюро и пограничной службой, провела у них громкие обыски, и теперь непонятно, как ведомствам наладить совместную деятельность, милую европейскому взгляду. По мнению главного военного прокурора Украины Анатолия Матиоса, вскоре генеральный прокурор Украины Юрий Луценко предложит логическую конструкцию выхода из ситуации, которая сложилась между ГПУ и НАБУ. Но "выйти из нее просто эмоцией или словесной перепалкой, не удастся. Она должна быть решена процессуальным путем", — говорит Матиос. Сам он явно подустал от прокурорской службы и стал претендентом на должность главы новой украинской антикоррупционной структуры — Госбюро расследований.
Если ее возникновение сможет нивелировать споры в силовых структурах, то проблемная языковая история, похоже, затягивается и будет развиваться. Чем острее и громче она будет, тем дальше украинские власти оттолкнут от себя русскоязычных патриотов, людей говорящих по-русски, но думающих по-украински. Ведь недавний обыск у блогера Мирославы Бердник привел в замешательство даже тех русскоязычных, которые продолжали верить в украинскую власть. Теперь их вера сменится опасением: сделают ли украинские власти русский язык поводом для репрессий и увольнений или сыграют более тонко, пытаясь сохранить для себя электорат, говорящий на разных языках.
Янина Соколовская, политэксперт (Киев)
http://rian.com.ua/me/20160819/1014943461.html

Поделиться: