Издательский бизнес, возможно, бывает прибыльнее винно-водочного, однако в Казахстане писатель – это не профессия, а хобби. Как выпестовать когорту литераторов, чего хотят читатели и кто такой Онгарбек с рынка «Дордой», рассказали участники заседания экспертного клуба «Мир Евразии».

Литература не может быть «бриллиантом среди бижутерии»

«За 25 лет в литературе стран постсоветского пространства появился ли хоть один герой, который стал нарицательным?», – этот вопрос политолога Антона Морозова вполне мог бы послужить эпиграфом к заседанию клуба на тему «Литературная Евразия: миссия слова, культурная близость и традиции дружбы».

Эксперты признали, что на фоне снижения читательского интереса к традиционной книге в пользу мультимедийного способа получения информации очень многие хорошие литературные традиции затерялись на обломках когда-то самой читающей страны в мире.

В советское время господдержка писателей и издательств, массовая увлеченность поэзией и прозой, продвижение национальных авторов за пределы регионов, творчество на стыке многих культур – эти факторы способствовали не только развитию литературы, но и взаимопониманию между народами.

Сегодня на языке статистики ситуация на книжном рынке выглядит так. В год в Казахстане выпускается чуть более одной книги на человека, в то время как в России и Беларуси – 3,77 и 3,49 соответственно.

Впрочем, в ряде стран бывшего СССР ситуация гораздо хуже – меньше одной книги на человека. Это данные за 2014 год, уточнил политолог Эдуард Полетаев, но вряд ли с того времени произошли кардинальные изменения.

«В Казахстане, по данным 2014 года, работает более 1300 издательств. Но только порядка четверти из них предоставили в Книжную палату свою продукцию. И всего лишь 77 издательств выпустили за год более 10 книг. А есть издательства, которые только одну книгу в год могут опубликовать, при этом мизерным тиражом», – рассказал он.

По мнению Антона Морозова, запустение на литературном олимпе – это лишь часть общей проблемы в гуманитарной сфере: «Недавно в стране обсуждали сокращение грантов в вузах на гуманитарные дисциплины, перевод некоторых дисциплин в факультативы, сокращение часов. Литература – явление гуманитарное, она того же порядка, что и фундаментальная наука, кинематограф, культура, образование. И все характерные проблемы, присущие этой сфере, присущи и литературе. Она не может блестеть как алмаз, когда все другое – бижутерия».

Покорим ЕАЭС, далее – Китай

«Главная проблема в том, что мы, в массовом смысле, перестали быть читающей страной. Авторы в литературу неохотно идут. Пишут куплеты для эстрады, и то очень жидко. Большого племени  акынов сегодня нет. Писательство – дело такое: не заработаешь на нем», – констатировал web-издатель Джанибек Сулеев.

По его словам, одной из примет отсутствия литературного процесса является тот факт, что нет и в помине так называемой окололитературной жизни, тусовки. Есть неформальный, маленький круг писателей, при этом старые авторы «живут на прежнем багаже, а про перспективы молодых говорить что-либо определенное затруднительно».

«Какая важная проблема в Казахстане? Писатель здесь - это не труд. Это такое хобби. Чтобы писать книгу, у вас должно быть много времени, вы не должны думать о том, как себя прокормить, свою семью, – заметил политолог Адиль Каукенов

Он уверен, что заработать казахстанские писатели могут на других рынках, например, на российском. Резон простой: в России книжный бизнес достаточно развит (в Казахстане, по данным Книжной палаты РК, 85% всех книг на прилавках – это импорт, в основном из РФ, – прим. авт.), и аудитория значительно больше.

«Пример – творчество писателя Жаната Касабекова, который пишет под псевдонимом Аркадий Степной. Я его лично не знаю, но читал пару его книг. Очень интересный автор. Заинтересовался им потому, что узнал – он казахстанец и казах. Предполагаю, что «Аркадию Степному» просто легче работать на российском рынке, в том числе с точки зрения финансов, чтобы писательский труд не был хобби, а приносил дивиденды, – отметил Каукенов. – Евразийский союз предоставляет хорошую возможность: в России издательства давно и успешно делают бизнес, платят гонорары, там есть, где развернуться. Если писатель в результате сможет зарабатывать своим трудом, то начнут выкристаллизовываться новые авторы».

Политолог подчеркнул: Россия – это не только Москва и Санкт-Петербург, но и ментально близкие казахам регионы, такие как Бурятия, а также области, где проживают представители казахской диаспоры.

Евразийский экономический союз – это большой рынок и большие возможности для отечественных авторов.

«Если наши писатели окрепнут и смогут выйти на евразийский рынок, то тогда им удастся быть представленными и на китайском рынке. Кстати, он – просто сумасшедший! Издательства процветают, гонорары огромные, они постоянно в поисках авторов. И западные писатели там активно публикуются. Китайцы – читающая нация. Библиотеки читателями набиты битком, порой приходится сражаться за книгу.

Другое дело, что в условиях конкуренции на таком рынке будет трудно. Впрочем, в Китае есть большая казахская диаспора. Только надо переводить не на китайский язык, а сразу на арабицу», – посоветовал Адиль Каукенов, который недавно вернулся с учебы из Поднебесной.

Онгарбек с «Дордоя» смог - и мы сможем

А как же казахстанский читатель? Есть ли еще библиофилы в родном отечестве? Есть, утверждает президент Евразийской ассоциации франчайзинга, маркетолог, публицист, писатель Бекнур Кисиков. Как организатору книжного фестиваля KitapFestAlmaty, ему можно верить.

«Спрос на качественную прозу и поэзию есть, но он пока невелик. Я видел, как люди расхватали книгу одного казахстанского автора, пишущего хорошо, что редкость. Но произведение не вписывается в формат, и такой книги нет на полках книжных магазинов», – развел руками эксперт.

И хотя казахстанцы, по его словам, чаще всего читают прикладную литературу, в том числе из области популярной психологии, публика соскучилась по качественным произведениям для души.

Кисиков считает, что казахстанским авторам не нужно сразу стремиться попасть на зарубежные рынки, надо сперва охватить местный и воспитывать собственного читателя. Но при этом он подчеркнул, что в РК есть писатели, способные выйти за рамки локальной литературы.

«Наши резиденты, участники писательского шатра книжного фестиваля KitapFestAlmaty – Вадим Борейко, Дастан Кадыржанов, Аджиро Кумано и другие имеют достаточно большую аудиторию в Казахстане. Уверен, их полюбят и в России. У Москвы большой наработанный опыт, богатая инфраструктура. И если оттуда будет поддержка и создание платформы для выхода наших писателей на рынок России – это станет большим шагом к литературному объединению», – отметил эксперт.  

Перспективы открываются и для казахстанских издателей – ЕАЭС позволяет существенно увеличить рынок сбыта продукции. Впрочем, и сейчас, как считает главный научный сотрудник Казахстанского института стратегических исследований при Президенте РК Юрий Булуктаев, издатели не доедают последнюю краюху хлеба из-за кризиса в области литературы: «Конец тиражей – это миф. Тиражи учебной литературы не уменьшились. Моя бывшая однокурсница была директором одного из российских издательств. Она рассказала, что издательский бизнес приносит больше прибыли, чем винно-водочный».

Беда именно в том, говорит журналист, писатель, автор романа «Восстание» Дмитрий Шишкин, что более 80% всего книжного рынка Казахстана – это учебники. Ежегодное переиздание учебников стало основным бизнесом для издательств, которым просто нет необходимости искать и раскручивать талантливых авторов. А ведь могло бы получиться, как минимум, не хуже, чем у кустарного издателя с кыргызского рынка…

«На кыргызском рынке «Дордой» несколько лет назад я столкнулся с интересным феноменом. Познакомился с местным, дордойским издателем, – поведал Каукенов. – У него работают две писательницы. Одна писала любовные романы на кыргызском, другая – детективы. Имеется четкая система выплаты гонорара, на который эти писательницы живут. Они ему свои произведения штамповали с неплохой скоростью. Более того, издатель на последней странице книги публиковал свою фотографию и текст: «Приобретайте только у Онгарбека, не берите подпольную продукцию». И указывался адрес на рынке «Дордой» – допустим, 8 ряд, 4 контейнер. Значит, уже его начали подделывать, такой вот успешный бизнес. Из исследовательского интереса я прочитал несколько произведений. Низкопробно, но народу нравится».

Если издатели будут заинтересованы в издании качественной литературы, а писатели смогут творить не только для себя, то со временем в Казахстане могут вырасти новые классики, может быть, новый Абай или Ауэзов. Выход же на евразийский рынок, помимо очевидной финансовой выгоды, обещает еще одно важное достижение – быть услышанным и понятым. Ведь язык литературы универсален, это то, что, действительно, помогает сблизиться представителям разных культур.  

Аманжол Смагулов

Поделиться: