В интервью Sputnik Узбекистан с Антоном Курилкиным поговорил российский публицист Дмитрий Пучков. Он поделился своими воспоминаниями о том времени, а также рассказал о проблемах и угрозах, которые стоят перед страной и регионом в целом.

— Вы в свое время жили в Узбекистане. Отличалась ли жизнь в республике от жизни, например, в Ленинграде?

— Советский Союз был приблизительно одинаковый везде, но с некоторыми особенностями национальными. Взять, например, милицию. В Ленинграде вообще никто не шел служить в милицию. Чтобы набрать людей, ездили по воинским частям Пскова, Вологды, Новгорода и приглашали на службу демобилизующихся солдат. Ленинградцы в милицию не шли. А в Узбекистане — наоборот, служба в милиции считалась престижной.

Народу там было очень много, а работы очень мало. Советская власть почему-то не строила промышленных предприятий в республике и даже на почте, где надо было марки наклеивать и где у нас сидели тетеньки, — там сидели дяденьки. К тому же, служба в узбекской милиции была, скажем так, довольно денежной.

Сам я жил в кишлаке в 30 километрах от Ферганы. Работа кишлачного участкового радикально отличается от службы городского оперуполномоченного. Абсолютно разная работа, разные типы преступлений. 

Например, в Фергане стоял небезызвестный 345-й отдельный парашютно-десантный полк, про который снят художественный фильм «Девятая рота». Как-то раз оттуда убежал солдат с автоматом и добежал до нашего кишлака. Участковый кишлачный пошел привести его в чувство. Пистолета у него, как понимаете, не было, только форма, и он пошел просто поговорить. Солдат открыл по нему огонь, участковый ловко прыгнул как ниндзя в соседний арык и залег там.

Но никто ничего не боялся, уличной преступности не было. Не было ни оружия, ни палок резиновых, ни наручников — спокойно было. Ситуация с преступностью была настолько тихая, что сейчас даже представить невозможно. Преступность была не в мордобое и уличных грабежах, а скорее где-то в промышленности. Вот там да, чего-то воровали, делали. Но в плане уличных безобразий такого не было нигде — в том числе и в Узбекистане.

— Как узбекское население относилось к русским и другим приехавшим народам, жившим в Узбекистане?

— Ну вы же понимаете, что я говорю о своем личном опыте. Лично мне за два года ни с кем подраться не удалось. Узбеки — народ исключительно мирный, и чтобы какие-то безобразия начались, их надо умышленно подогревать.

Конфликты были, конечно. Там жили турки-месхетинцы, переселенные из Грузии при «кровавом сталинском режиме». Там была диаспора, молодые люди из которой вели себя безобразно.

Вот с ними у узбеков постоянно были серьезные трения, которые в перестройку вылились в массовые погромы и убийства. Но это не потому что узбеки злобные — а потому что, проживая диаспорой, надо жить спокойно и не бесить местное население. Вести себя надо подобающим образом, и старшие должные держать молодых в узде.

В Фергане был дом офицеров, куда турки-месхетинцы ходили на танцы и постоянно дрались с нашими гвардейцами-десантниками.

Конфликты, говорят, были между узбеками и кыргызами на границе этих стран. Во многом это происходило из-за разного образа жизни этих народов: узбеки — народ более оседлый, в то время как кыргызы по своему духу кочевники. Так что какие-то бытовые конфликты были на этой почве, но сам я не видел и участия в них не принимал.

— Были ли в то время сильны националистические настроения?

— Национализм есть везде и всегда. Там вообще котел такой был — узбеки, русские, немцы, итальянцы, евреи, казахи, белорусы, украинцы. Но все прекрасно уживались. Меня за два года ни разу никто не попрекнул, что я понаехал. Меня иногда спрашивали: у тебя же родители есть, зачем ты здесь — у тебя родители там остались, кто за ними ухаживает?

Все, что было в 1990-е, умышленно раздуто. И все те преступления, которые были, специально спонсировались. Погромы подогревались националистическими кругами и ими же финансировались. Например, людей из кишлаков, которые дрались, надо было привезти в Фергану организованно — для этого выделялись автобусы, КамАЗы грузовые. Всех обязательно поили водкой, а на это тоже нужны были деньги. Всем раздавали заготовленную специально арматуру — бить и убивать людей. Плюс все это еще подогреть националистическим бредом надо было.

Самый резонансный инцидент был с турками-месхетинцами, когда погибли десятки людей. Ужасная трагедия. Замечу, это говорит о том, что спецслужбы этим не занимались вообще — ни КГБ, ни милиция. А если и занимались, то они ничего не видели и не слышали. А если и слышали, то не выполняли свои прямые служебные обязанности и не смогли сохранить жизни людей. Ну а дальше началось — сначала турков изгнали, потом начали бегать и кричать: «Русские, вы следующие». И начался исход граждан нетитульной национальности.

Это все печально. СССР ломали по национальному признаку — мне там это было очень заметно.

— Как вы относитесь к приезжающим в РФ мигрантам из Узбекистана?

— Тех, кто хочет приехать на заработки, надо очень жестко контролировать. Речь не только про то, что просачиваются экстремисты, — речь всегда про деньги. Пришли на стройку — и там с лопатами бегают, а наши руководители строек их обманывают, денег платят по минимуму, не регистрируют никак или не платят вообще.

И этот черный нал, который плещется, — миллиарды баксов, между прочим, — проходит мимо государства. Никто не платит налоги, никто ни за что не отвечает. Если мы цивилизованная страна — то если у тебя люди работают, любой зашедший с проверкой может проверить документы: легально ли находятся на территории страны, как вы им платите зарплату, как оформлены, как налоги выплачиваются, честно ли вы им деньги даете.

— Нужно ли России и Узбекистану укреплять отношения? 

— С вопросом отношений можно привести аналогию с соседями и женой. В моем понимании, Узбекистан — наш сосед. Если у вас есть жена — с ней вы можете развестись и никогда ее не увидеть, уехать в другой город или в страну, сменить все контакты. А вот от соседа вы никуда не уедете. Мы судьбой обречены жить бок о бок.

С соседом должны быть хорошие отношения. Если оттуда люди хотят приехать сюда заработать, зачем им мешать. Я в Узбекистан езжу время от времени и вижу, что хорошо живут в Узбекистане те, кто зарабатывает в России. И почему мы должны их не пускать, если люди сюда приезжают работать — пусть работают.

— В каких сферах в первую очередь нужно развивать сотрудничество между РФ и Узбекистаном?

— Один из приоритетов — безопасность. Угроза исламского экстремизма опасна и для них, и для нас. Узбекистан в этом смысле держит южные границы, откуда лезет всякая сволочь из Афганистана.

Экономические связи тоже не разорвать. Если мы уйдем оттуда, туда придут люди из Европы, и мы потеряем деньги. Если там много рабочей силы — надо там строить заводы, чтобы мы им продавали и они нам. Все крутится в конечном итоге вокруг денег.

— В Узбекистане 25 октября отмечается День милиции. Что бы вы сегодня пожелали сотрудникам правопорядка этой страны?

— Узбекскую милицию — с праздником! А всем остальным — мира на земле. При советской власти «за мир во всем мире» тосты поднимали. Мир — важнейшая часть нашей жизни. Главное, чтобы можно было спокойно рожать и воспитывать детей, обеспечивать старость. Чтобы все было хорошо!

Read more: http://ru.sputniknews-uz.com/analytics/20161025/3969400/Puchkov-Uzbekistan-milicia-migranty.html

Поделиться: