Говорят, у каждого города есть душа… Неважно, сколько ему лет и каких он размеров. И эта душа вовсе не люди, не машины и не все остальные живые и неживые существа. Это некая невидимая, но вполне ощутимая субстанция, силу которой можно почувствовать при определенных обстоятельствах…

 

Я вновь грущу и, затуманив взгляд,

Вновь по щеке моей ползет слезинка.

Во сне я видел чайхану «Рохат»

И старый дом над шумной «Душанбинкой»…>

 

<…Ты, как восточный, сказочный ковер,

Украсив мир Гиссарскою долиной,

Лежишь сокровищем в ладонях гор,

Что стерегут Варзобские вершины

Ирина Степанова (Федорова)

 

Я люблю свой город. Люблю бродить по его улицам, аллеям, паркам и скверам. Иногда я специально совершаю длинные пешие прогулки по нему. Мне интересно «пробовать его на вкус» и подмечать нюансы, которые, вполне возможно, мало кто замечает.

Нет, это совершенно иные оттенки, не имеющие отношения к рукотворным городским переменам.

Мой город зовут Душанбе. Вы слышите, уже в имени заложено некое отношение к душе. Так приятно перекатывать во рту каждую буковку, каждый слог – Ду-шан-бе… И начинается волшебство. Вдруг совершенно случайно в суете улиц ты замечаешь горы, на них еще столько снега. Они величественны и неприступны, словно застывшие великаны, которым приказано охранять то, что лежит на дне чаши. А на дне – искрясь, переливаясь в лучах яркого солнца, раскинулся он - мой Понедельник. Ловлю себя на мысли, что тоже родилась в «самый трудный», по мнению многих, день недели. И тут же вспоминается песня группы «Гости из будущего»: «Мой понедельник как чей-то уикенд, мир в ожидании новых легенд»…

У Душанбе много тайн. И раскрываются они не всякому. Лишь тому, кто внезапно может остановиться и, позабыв обо всем на свете, вдохнуть ветер, порывами дующий в лицо весной, услышать карканье черного ворона, посмеяться над передразниванием майны – азиатского скворца, увидеть, как распускаются каштаны, цветет урюк и вишня… Это один из тех моментов, когда можно услышать биение сердца столицы горного края…

Ночь – совершенно замечательное время. И дело не в гуляющих парочках или какой-то там романтике. Ночью город необычайно красив, у него появляется абсолютно иная энергетика. Обостряется зрение и слух, включается память. Неожиданно всплывают моменты из детства. Например, горячая лепешка, которую закусываешь мороженым в жаркий, еще весенний, но уже по температуре близкий к лету день. Или дворовые игры в прятки, в казаков-разбойников, джамбуль…

 

Воспоминанья из раннего детства -

Прикосновенье к истокам души,

Память об этом особым наследством

В самых глубинах сердца лежит.

Елена Ямская

 

А еще душанбинская ночь позволяет расслабиться, вдохнуть полной грудью воздух и улыбнуться… Неважно кому – мыслям ли, воспоминаниям или просто себе. «Люди неспроста избрали ночи. Ночи для любви и, слышишь, ночи для святого торжества»…

Когда я на время покидаю столицу, то всегда прощаюсь с городом словно с человеком. Самолет еще только разбегается, постепенно набирая ход, а я смотрю в иллюминатор и мысленно произношу: «До свидания, Душанбе!». А когда прилетаю, то обязательно здороваюсь: «Здравствуй, Душанбе!». И невольно на глаза наворачиваются слезы радости. Ведь это невероятно приятно, нет, это здорово, что есть место, которое тебя принимает вне времени и обстоятельств. Помню, когда однажды в московском аэропорту задержали рейс в Душанбе, я подошла узнать причину. В ответ посыпались удивленные вопросы – почему спешу туда, зачем? Потому, что я там живу и хочу домой!

Нет, я вовсе не идеализирую город. Дело не в этом. Просто за столько лет проживания в нем, научилась чувствовать немного больше. Научилась, как писал Борис Пастернак, «доходить до самой сути: до сущности протекших дней, до их причины, до оснований, до корней, до сердцевины».

Мой Понедельник еще сравнительно молод, но уже за несколько десятков лет столица Таджикистана успела накопить свою уникальную историю, обзавелась собственными традициями, обычаями, символами. К примеру, долгое время улицы города невозможно было представить без пожилого человека, гуляющего с медведицей Машкой. Ее подобрали еще медвежонком – родителей убили браконьеры. С тех давних пор хозяин и медведица были неразлучны. Маша настолько социализировалась, что свободно ездила в троллейбусе и ела семечки с руки. Когда хозяин умер, медведицу отдали в зоопарк, а город словно опустел. Возможно, когда-нибудь им поставят памятник, как символ дружбы и преданности двух живых существ.

Осень в городе совершенно очаровательна – она еще долго остается жаркой, и только желтеющие листья на деревьях напоминают, что лето осталось позади. В такое время приятно посидеть в чайхане с пиалой ароматного зеленого чая, отведать вкусного плова и вести неспешную беседу под сенью величественных чинар (платанов).

Местами Душанбе напоминает Крым или материковый российский юг – совершенно случайно можно выйти на аллею с пальмами и экзотическими растениями, не хватает только моря.

Ду-шан-бе… Душа города – это совокупность мыслей, чувств, человеческих жизней, исторических событий, энергии домов, скверов и площадей, это то, что незримо живет и пульсирует где-то там, за гранью человеческого понимания. Это то, что спасает каждого из нас, когда мы этого, действительно, хотим.

И если так получилось, что кто-то уже не живет в этом теплом и душевном городе, никогда не забывайте, что Душанбе навечно останется в каждом сердце!

Марина Рожкина (Душанбе)

Поделиться: