Побеседовать с ветераном Великой Отечественной войны, который не по рассказам и книжкам знает всё, что происходило за фронтовой линией, для современной молодежи уже не так просто, как было нашим родителям. Со дня Победы прошло более 70 лет, и не трудно посчитать, что даже те, кто убежал на фронт в 15-16 лет, уже сейчас перешагнули девяностолетний юбилей. Увы, их становится с каждым годом все меньше…

А мне – удалось! Моим собеседником стал Дмитрий Данилович Яренко, послужной список которого вызывает уважение:– почетный гражданин Астрахани, почетный ветеран, Председа­тель Совета ветеранов 62–й Армии и активный общественный деятель. В свои девяносто один (а наша беседа с героем состоялась на следующий день после 91-го дня рождения), ежедневно Дмитрий Данилович участвует в жизни города – проводит уроки мужества для молодежи, выступает на конференциях, участвует в общественных акциях по благоустройству города.

- Дел много у меня, - говорит Дмитрий Данилович, - наверное, поэтому так долго и живу на этом свете. Так что пока жив, буду, в первую очередь, рассказывать молодежи о войне, о великом подвиге солдат советской армии, о чести, мужестве, вере и вечных ценностях.

Мы разговаривали больше часа, точнее, говорил он, а я слушала, поражаясь упорством и трудолюбием человека, сидящего передо мной. Даже подготовленные в качестве опорных вопросы для интервью мне совсем не пригодились – он и так озвучил на них ответы.

- Я – астраханец, - начал свой рассказ Дмитрий Данилович, - родился в селе Гандурино, ныне Камызякского района. Село находится на берегу одноименной речки в пятнадцати километрах от Каспийского берега, поэтому отличается что в довоенные годы, что сейчас активным рыболовным промыслом. Мои родители тоже были рыбаки, и я с детства помогал им. С 10 лет выполнял всё – и сети ставил, и рыбу с реки таскал. В день меньше 200 килограммов не выходило никогда, а всё надо было принести да выпотрошить.

Когда началась война, мне было 16 лет. Только четыре класса закончил. Сначала нас, всех гандуринских мальчишек-погодок отправили на строительство противотанковых рубежей на территории Астраханского округа (до 1943 года территория входила в состав Сталинградской области – прим. автора). А уже через год мы уже под Сталинградом в рядах военнослужащих 62-ой армии в зенитно-артиллерийской части.

Никому не желаю этого пережить! Страшно: я даже не знал, с какой стороны к орудию подойти, а уж тем более стрелять! Времени на теорию не было, всё на практике познавалось – война-то идёт, враг не ждет, пока мы научимся всем оружейным премудростям. Так и научились… Едва слышишь гул мотора самолета, надо успеть орудие подготовить. И без отдыха – успевали только перезаряжать, а уже и новый стрелок летит. Я там курить начал.

Как сейчас помню первое ликование – 2 февраля 1943 года. Отстояли Сталинград, все кричали «Ура!», стреляли холостыми снарядами. А потом снова в бой – освобождать Украину.

Наши полки принимали участие в форсировании Днепра. Часто слышу удивление из уст молодых – почему форсировали днем, а не ночью? Да потому что ночью было светлее, чем днем! Враг сбрасывал на парашютах светящиеся фонари сотнями и тысячами, и пока они летят каждый минут 20 – всё видно вокруг, спрятаться нигде невозможно. А наши батареи стреляли по этим световым ракетам осколочными снарядами.

Двинулись дальше освобождать Западную Украину, там я получил ранение – от мины прикрывал голову рукой. Так оторвало на левой кисти фалангу на трех пальцах и поранил немного лицо. Ничего, зажило, - показывает искалеченную руку Дмитрий Данилович. – хотя еще небольшой осколок остался в пальце, так что частичка того дня всегда со мной.

Отлежался немного в госпитале и снова в бой, не мог долго бездельничать, совесть не позволяла, хотя врачи убеждали еще немного обождать. Распределили меня в 34-й гвардейский Кубанский казачий кавалерийский полк и отправились дальше в Польшу, Румынию, Венгрию. За Будапешт мне должны были дать медаль, но что-то не срослось там у них… Остановились в Чехословакии, где и встретили День Победы.

Потом возвращались по обратному маршруту и снова остановились в Западной Украине, где советские войска понесли большие потери. Исподтишка те, кто прятался в лесах - бандиты, стреляли и грабили, перерезали линии связи. Много советских солдат тогда погибло. Потом нас перебросили на Кубань, через месяц – в Иран, а еще через пару месяцев был демобилизован по наличию ранения и вернулся домой, в Гандурино.

Снова стал рыбачить, жить-то на что-то надо. А потом решил поехать учиться, попросил председателя колхоза меня отпустить на учебу. А он мне сказал «Зачем это тебе? Ты же колхозник, тебе работать надо!». Но я добился, все меня поддержали, и я поехал в Капустин Яр, там организовали однолетнюю школу. Честно признаюсь, преподавали нам отлично, по 8-10 уроков в день, было сложно, шли еще специальные предметы, зато сразу получил дополнительное образование – стал техником-животноводом. Меня даже приглашали стать секретарем Райкомпартии в Капустиноярском районе, да отказался я, вернулся домой. Стал в Травинском районе работать по специальности, но через 2 года понял  - мало мне знаний, надо учиться еще. И тут как раз организовали в Астрахани трехлетнюю школу для руководящих работников для сельского хозяйства. Поступил, окончил, да еще как! Неудобно хвалится, но из ста учеников один я получил диплом с отличием и меня сразу взяли на работу в областное управление сельского хозяйства руководить машинно-транспортной станцией. А в 1953 году меня попросили помочь организовать в Астрахани профтехучилище, где я проработал почти 40 лет.

В 1991 году я ушел на пенсию, стал заниматься общественной работой и семьей – у меня уже два правнука. Особенное внимание уделяю общению с молодежью - часто занимаюсь со школьниками, провожу для них уроки мужества, рассказываю о подвиге советского народа на фронте и в тылу. Я верю, что это очень важно и каждый раз убеждаюсь в этом, когда вижу огонь в глазах моих слушателей. Значит, я прожил эту жизнь не зря.

И, самое главное, что я хочу донести до молодежи – всю свою жизнь нужно учиться, каждый день и каждый час. Тогда жить будет интересно и с удовольствием. Я это понял на себе. 

 

Валентина Гайфитдинова

 

Поделиться: