В профессиональном диалоге авторитетных экономистов и политологов на базе V заседания IQ-Клуба в Астане подведены итоги политического года, высказаны прогнозы развития ситуации в регионе, а также экспертные рекомендации по минимизации существующих рисков.

В широкий формат заявленной темы – «Реал-политик для Евразии: риски и прогнозы» – вписались риски и вызовы безопасности Центральной Азии, проблемы двустороннего партнерства России и Казахстана, а также актуальные аспекты развития ЕАЭС в условиях изменения международной ситуации.

Нынешняя экспертная встреча участников «Казахстанско-Российского экспертного IQ-клуба» прошла на площадке Факультета международных отношений Евразийского национального университета им. Л. Н. Гумилева. Ее организаторами уже традиционно выступили Аналитический центр Библиотеки Первого Президента Казахстана – Лидера Нации, российский Политологический центр «Север-Юг», Информационно-аналитический центр «Евразия-Поволжье» и НОЦ изучения стран СНГ и Балтии Института истории и международных отношений Саратовского госуниверситета им Н.Г. Чернышевского.

Тональность дискуссии задала декан ФМО ЕНУ им. Л.Н. Гумилева, президент Ассоциации Евразийских международных исследований Акбота Жолдасбекова, проанализировавшая в своем докладе риски и скрытые угрозы, оказывающие влияние на политическую ситуацию в регионе, в Казахстане, а также политические тенденции в России и Америке в отношении Центральной Азии.

По мнению, Жолдасбековой, иерархия угроз в регионе определяется внешними и внутренними факторами. Наряду с угрозами терроризма, исламского радикализма и неконтролируемой миграции, актуальными остаются и угрозы внутреннего порядка, поскольку экономическая ситуация в ЦА, по прогнозам ведущих аналитических центров, будет ухудшаться.

«Азиатский Банк развития говорит о том, что падение ВВП в 2016 и 2017 годах будет выражаться в следующих показателях: в Казахстане — до 0,7% и 1%, соответственно; в Киргизии — до 1% и 2%; в Таджикистане — до 3,8% и 4%, в Туркмении — до 6,5% и 7%; в Узбекистане — 6,9% и 7,3%», - констатировала эксперт.

По ее мнению, экономическое «проседание» региона во многом обусловлено тем, что политика России в Центральной Азии остается фрагментарной и в некоторых случаях непоследовательной.

«Российское руководство не выработало общую cтратегию для региона, как, например, Стратегия ЕС в Центральной Азии на период 2014-2020 годов. Поэтому Россия использует в ЦА те же основные стратегические императивы, что и для всего евразийского региона – развитие экономического и гуманитарного сотрудничества, решение вопросов безопасности в рамках существующих интеграционных проектов и международных организаций – ЕЭАС, ШОС, ОДКБ, СНГ», - констатировала эксперт, подчеркнув, что подобная «обобщенность» императивов не работает на улучшение ситуации в регионе.

В контексте расстановки сил в современном мире охарактеризовал некоторые аспекты казахстанско-российских взаимоотношений старший научный сотрудник ПИР-Центра Вадим Козюлин. Он отметил, что современный мир остается двуполярным. В нем пропала идеологическая составляющая антагонизмов, но зато экономическая увеличилась кратно.

«На мой взгляд, противостояние сегодня ведется между развитыми и развивающимися государствами, и оно касается, прежде всего, доступа к новым технологиям. К сожалению, ни Россия, ни Казахстан в ближайшее время не смогут иметь полноценного доступа к новейшим технологиям, ориентированным в будущее», - отметил эксперт.

По его словам, это усиливает мотивацию развивать высокотехнологичный ресурс за счет более тесной производственной кооперации, в том числе в сфере ВПК.

«Военные технологии для Казахстана исключительно важны с учетом масштабов страны и численности населения. В мире сегодня происходит серьезный технологический рывок, возникает множество новых технологий, и, мне кажется, у Казахстана есть шанс в рамках ОДКБ захватить лидерство в некоторых технологических областях. Сегодня Россия взяла курс на перевооружение своих ВС, для этого выделены большие средства. И ставка в основном делается на собственные силы. Но, очевидно, что у России нет ресурсов, чтобы достичь этой цели самостоятельно. И помощь Казахстана в этой сфере была бы полезна и своевременна», - резюмировал эксперт.

Между тем, как отметил модератор заседания, заместитель директора Библиотеки Первого Президента Республики Казахстан – Лидера Нации Тимур Шаймергенов, Казахстан проводит миролюбивую политику, его военная доктрина носит оборонительный характер. А потому в армию не вкладываются те средства, которые можно вложить в инфраструктурные проекты.

«Почему мы не так активно вкладываем средства в безопасность? Потому что мы рассматриваем безопасность Казахстана как коллективную безопасность. И в этом смысле наша страна как партнер ведет очень стройную, последовательную и ответственную политику», - заявил Шаймергенов.

Анализируя внешние риски и угрозы в регионе, директор Аналитического центра МГИМО(У) Андрей Казанцев подчеркнул, что в этом смысле идентифицировать Казахстан как государство Центральной Азии не совсем уместно.

«На постсоветском пространстве Казахстан – страна с самым высоким ВВП на душу населения, и сопоставлять ее позицию с позицией иных государств региона невозможно. Но, с другой стороны, все проблемы региона автоматически распространяются на республику, иногда в большей степени, нежели на иные государства», - подчеркнул Казанцев.

В своем обстоятельном докладе он акцентировал внимание на угрозе безопасности Центральной Азии, которая исходит из Афганистана, где, по словам эксперта, складывается очень сложная ситуация, чреватая «выплеском негативной энергии» на территории сопредельных государств.

В связи с этими, а также с учетом других вызовов, эксперт сделал предположение о неизбежной трансформации многовекторной внешней политики Казахстана.

«Казахстан не виноват в возникновении этих рисков, но они неизбежно отражаются на республике. Поэтому во многовекторной внешней политике республики придется больше внимания уделять тому, чтобы при помощи дипломатических средств пытаться все эти кризисы «разруливать». Здесь усиливается роль миротворчества Казахстана. И это, кстати, связано с получением статуса непостоянного членства в СБ ООН», - констатировал Казанцев.

Заместитель руководителя НОЦ СНГ СГУ, редактор сайта «Российско-Казахстанского экспертного IQ-клуба Юрий Аршинов в своей презентации сосредоточил внимание на «внутреннем контуре» Евразийского экономического союза, а также проанализировал невостребованные резервы социально-экономического сотрудничества России и Казахстана.

Особо был отмечен потенциал приграничного сотрудничества. Примечательно, что в настоящее время между приграничными регионами России и Казахстана подписано свыше 70 соглашений, которые формализовали и юридически закрепили сотрудничество практически между всеми приграничными регионами двух государств.

При этом, однако, в приграничном сотрудничестве отмечаются существенные диспропорции.

«Парадокс, но менее развитыми остаются отношения сопредельных территорий с Саратовской областью, Волгоградской областью, Алтайским краем, Новосибирской областью. Не в полном масштабе использован промышленный потенциал Самарской области. Полагаем, что данные диспропорции необходимо устранять. В этой связи было бы логично проводить форумы приграничного сотрудничества между Россией и Казахстаном с участием первых лиц двух государств не только в регионах с максимальным уровнем сотрудничества, но и в тех субъектах России, где прежде они не проходили никогда. Например, в Саратове или в Волгограде. Организация подобных саммитов позволила бы вывести диалог о приграничном сотрудничестве данных регионов с сопредельными казахстанскими территориями на новый уровень, подготовить и запустить множество новых совместных проектов в аграрной, промышленной, культурной и образовательной сферах», - подчеркнул Аршинов.

Необходимость принятия специализированного закона о приграничном сотрудничестве в двустороннем формате отметила заведующая кафедрой регионоведения ЕНУ Айгерим Оспанова.

Однако директор Информационно-аналитического центра «Евразия-Поволжье», руководитель НОЦ изучения стран СНГ и Балтии СГУ им. Н.Г.Чернышевского Марина Лапенко, комментируя тему, констатировала, что основная сложность заключается не в отсутствии законодательной базы, а в уровне социально-экономического развития приграничных регионов.

«Мы можем прогнозировать дальнейшее развитие приграничного взаимодействия, но, если мы ногами пройдем нашу протяженную границу, мы убедимся: начинать нужно с создания инфраструктуры и улучшения социально-экономической ситуации в приграничных регионах. Отсутствие коммуникаций, региональных авиалиний, автомобильных дорог – вот проблемы, которые нужно решать приоритетно», - сказала Лапенко.

Участники заседания отмечали, что во многом нерешенность таких вот «элементарных» проблем обуславливает и в целом низкий уровень восприятия населением перспектив двустороннего сотрудничества и евразийской интеграции.

Не случайно жители стран-участниц ЕАЭС воспринимают объединение как проект «элит», слишком «удаленный» от потребностей рядовых граждан.

И в том, чтобы изменить ситуацию, большая роль отводится экспертному сообществу. Высказываемые в ходе заседания IQ-клуба  рекомендации по актуальным вопросам политики и экономики, межгосударственного взаимодействия, должны восприниматься на уровне принятия решений не как критика, а как повод для улучшения ситуации, отметили участники заседания.

Нынешние оценки реальной политики были полезны и коллегам-экспертам, и слушателям заседания. Подобный формат взаимодействия получит продолжение в новом году, а подробности состоявшегося в Астане заседания найдут отражение на сайте «Казахстанско-Российского экспертного IQ-Клуба».

Поделиться: